Почему нельзя жить в чернобыле?

В настоящее время сериал «Чернобыль» от HBO находится на пике популярности и весь мир, наконец, узнал, что же произошло на Чернобыльской АЭС.

Зрители были поражены тем, как быстро радиация расправляется с людьми и всем живым, что становится на её пути и теперь они хотят знать больше.

Мы собрали для вас 20 пугающих фактов о Чернобыле, которые помогут больше узнать о взрыве на Чернобыльской АЭС.

Сложно оценить, но конечная смертность от чернобыльской аварии может составлять от 4000 до 90 000 человек

Почему нельзя жить в чернобыле?

Это число будет включать две немедленные смерти от первоначального взрыва, 29 смертей от острой лучевой болезни в последующие месяцы и тысячи, которые могут умереть в будущем по причинам, связанным с радиацией.

Василий Игнатенко, один из первых пожарных, принявших участие в устранении катастрофы (появившийся как персонаж сериала «Чернобыль»), перенес ужасную медленную двухнедельную смерть от радиационного облучения

Почему нельзя жить в чернобыле?

На похоронах Игнатенко его тело было настолько опухшим и деформированным, что его обувь и одежда больше не подходили ему

Почему нельзя жить в чернобыле?

На фото жена Игнатенко Людмила.

Врачи определяли тех, кто получил большую дозу радиации по «ядерному загару». Их кожа была бурого цвета, даже под одеждой

Почему нельзя жить в чернобыле?

В результате радиофобии в европе после чернобыльской аварии было произведено около 100 000–200 000 абортов 

Почему нельзя жить в чернобыле?

Радиофобия — комплекс нервно-соматических психических и физиологических расстройств, иногда трудно поддающийся лечению, выражающийся в боязни различных источников ионизирующего (радиация) и неионизирующего электромагнитного излучения (радио).

Территория вокруг Чернобыля стала известна как Рыжий лес из-за всех мертвых деревьев

Почему нельзя жить в чернобыле?

Высокая доза поглощённой радиации привела к гибели деревьев и окрашиванию их в буро-красный цвет, которое произошло в течение 30 минут после взрыва. Во время работ по дезактивации территории лес был снесён бульдозерами и захоронен.

Чернобыль, Припять (соседний город с большим количеством жителей) и многие окрестности теперь известны как Зона отчуждения 

Почему нельзя жить в чернобыле?

И там нельзя жить.

Несмотря на то, что Зона отчуждения по-прежнему охраняется украинскими военными и все еще очень радиоактивна, тысячи людей незаконно вернулись в свои дома

Почему нельзя жить в чернобыле?

По оценкам, там проживает 130–150 человек. Многие из них — пожилые женщины, которые до сих пор работают на земле.

А жизнь в зоне отчуждения мрачна

Почему нельзя жить в чернобыле?

Там нет школ или больниц, и определенно там небезопасно жить, потому что это место всё еще радиоактивно.

Жителям не разрешалось брать с собой домашних животных во время эвакуации в 1986 году 

Почему нельзя жить в чернобыле?

И, как в сериале, туда были отправлены отряды, чтобы убить животных.

Но в лесах Чернобыля и в Зоне отчуждения все еще выживают сотни бездомных собак

Они являются потомками тех, кто остался в Припяти и выжил.

К сожалению, из-за радиации у этих собак значительно сокращается продолжительность жизни

Немногие из них живут больше 6 лет.

Но вы можете посетить Зону отчуждения — на самом деле тысячи людей сделали это

Туристические агентства сообщили о 40% скачках в бронировании однодневных поездок с момента выхода сериала от HBO.

Вещи, которые вы можете увидеть в Припяти сегодня, включают в себя школьную столовую, заполненную выброшенными противогазами, лежащими на полу

Или этих таинственных кукол, которые аккуратно разложены на кроватях, в Чернобыле

Но, как говорят, это постановка.

А вот школьные тетрадки в припяти самые настоящие

Во многих дети пишут о своих планах на лето.

Есть даже жуткие рисунки, которые появились на разных зданиях

И заброшенный парк в припяти, который выглядит очень призрачно

В украине в первые пять лет после катастрофы заболеваемость раком среди детей увеличилась более чем на 90%

А в течение первых 20 лет после аварии в России, Украине и Белоруссии было зарегистрировано около 5000 случаев рака щитовидной железы среди людей до 18 лет.

Над 4-м энергоблоком, где произошла авария было построено укрытие, чтобы не допустить дальнейшее распространение радиоактивной пыли

В феврале 2013 года на Чернобыльской АЭС обвалилось несколько бетонных панелей. Само укрытие не пострадало, и на уровень радиации на ЧАЭС это происшествие не повлияло. Однако, появились опасения, что и само укрытие может обрушиться, как эта крыша.

Чернобыльская АЭС фактически продолжала работать вплоть до декабря 2000 года

В 2 часа 17 минут по московскому времени был выключен последний реактор Чернобыльской АЭС.

И, наконец, район вокруг Чернобыля не будет безопасным для обитания людей в течение по крайней мере 20 000 лет 

Источник: https://4tololo.ru/content/20206

"Лучше жить с радиацией, чем с войной": кто и зачем переезжает жить в Чернобыль

Жанна Безпятчук BBC News, Украина

Почему нельзя жить в чернобыле? Image caption Ирина и Алена Коваленко теперь живут у границы зоны отчуждения

После чернобыльской катастрофы 1986 года вокруг бывшего ядерного реактора осталось кольцо пустых деревень. Люди в страхе бежали от радиации. Но сегодня в заброшенные поселки рядом с зоной отчуждения приезжают новые жители.

На улице теплый летний вечер. Марина Коваленко играет в мяч с дочерьми на заднем дворе своего дома.

Ирина и Алена смеются, собака в погоне за мячом распугивает кур.

За забором семейного дома темно и тихо.

Почему нельзя жить в чернобыле?

В деревне Стещина, на севере Украины, много пустых домов. Заброшены библиотека и магазин. На Стещину наступает лес, из трещин на дорогах и стенах домов торчат пучки травы.

У семьи Коваленко есть соседи, но их немного, и почти всем по 70-80 лет.

Несмотря на отсутствие здесь удобств и возможностей, четыре года назад Марина и ее дочери собрали все свои вещи и переехали жить на расстояние 30 километров от чернобыльской зоны отчуждения.

Зона отчуждения

Почему нельзя жить в чернобыле?

26 апреля 1986 года в Чернобыле произошла самая страшная в истории ядерная катастрофа.

В ходе испытаний систем безопасности АЭС начался пожар, из-за которого в течение 10 дней по региону распространялось радиационное загрязнение. Облака на тысячи километров переносили радиоактивные частицы, которые вместе с дождем выпадали по всей Европе.

Тех, кто жил недалеко от Чернобыля — примерно 116 тысяч человек — немедленно эвакуировали. В радиусе 30 километров от взорвавшегося реактора была установлена зона отчуждения, которую позже расширили, чтобы включить больше пораженных радиацией населенных пунктов.

Почему нельзя жить в чернобыле? Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Игрушечные грузовики в заброшенных яслях

В течение следующих нескольких месяцев из зоны эвакуировали еще 234 тысячи человек. Почти все уезжали в спешке. У некоторых семей на сборы было всего несколько часов. Другим говорили, что они уезжают только на пару дней, но домой они так и не вернулись.

Многие из эвакуированных были крестьянами и обеспечивали себя едой сами. После переезда многих из них поселили в городских домах.

Почему нельзя жить в чернобыле? Image caption Детские ботинки, найденные в яслях в Припяти

Но некоторые так и не уехали.

Сегодня жить внутри зоны отчуждения запрещено законом. Несмотря на это, там живет от 130 до 150 человек. Среди них много женщин, в возрасте 70-80 лет они продолжают работать на доставшейся им в наследство земле.

А прямо за пределами зоны отчуждения обустраивают свои дома вновь прибывшие.

Построить дом

Дом Марины отчаянно нуждается в ремонте. Половицы прогнили, чугунные радиаторы потрескались. Зимой температура здесь иногда падает до 20 градусов ниже нуля, так что это серьезная проблема.

У семьи есть простейшие удобства — газ, электричество и сигнал мобильного телефона. Туалет — во дворе. С водой проблемы: ее единственный источник — это зараженный колодец, соединенный с домом трубой. Всю воду перед употреблением нужно кипятить.

Почему нельзя жить в чернобыле?

Дом в хорошем состоянии в селе стоит 3,5 тысячи долларов, однако таких почти нет. Большинство свободных домов — деревянные, бывшие владельцы продают их за несколько сотен.

Почему нельзя жить в чернобыле? Image caption Стены спальни разрисовала Ирина

У Марины, когда она приехала сюда, не было денег даже на такой. Зато местный совет предложил ей другой вариант.

В обмен на еду и жилье семья ухаживала за престарелым мужчиной, у которого была деменция. Два года назад он умер, и семья Марины унаследовала дом.

Почему нельзя жить в чернобыле?

Media playback is unsupported on your device

От войны в зону отчуждения: украинские переселенцы обустраиваются у Чернобыля.

Во дворе Ирина и Алена знакомят меня со своим хозяйством: здесь несколько кур, кроликов и даже пара морских свинок.

Когда сестры не в школе (она находится в пяти километрах от дома), они помогают маме в огороде и смотрят за животными.

Почему нельзя жить в чернобыле?

Единственный источник дохода семьи — государственная помощь в размере 5135 гривен в месяц (около 183 долларов). Огород очень важен для семейного бюджета, а животные — источник молока и мяса.

Почему нельзя жить в чернобыле? Правообладатель иллюстрации Getty Images

В поисках убежища

Марина с дочерьми приехала из Тошковки, поселка городского типа в Донбассе. Четырехлетний конфликт унес жизни десяти тысяч человек. Еще около двух миллионов оказались беженцами.

Конфликт начался в 2014 году.

После российской аннексии Крыма вооруженные сепаратисты, говорившие от имени русскоязычного населения региона, решили действовать. Вокруг Донецка и Луганска, в сердце украинской угольной промышленности, возник сепаратистский анклав.

Image caption Вокруг Чернобыля еще видны следы советской эпохи

Когда сепаратисты начали захватывать деревни и вытеснять украинские вооруженные силы из городов в регионе, дом Марины регулярно попадал под артиллерийский обстрел.

Обстрел прекращался только на несколько часов по утрам. Когда прекращался огонь, каждый пытался жить нормальной жизнью. Ирина и Алена ходили в школу, а Марина — на рынок. Но к полудню стрельба возобновлялась. Большинство ночей семья проводила, укрываясь в подвале.

Как-то раз по пути домой из школы Ирина и Алена внезапно попали под минометный огонь. Марина не могла до них добраться. Жизнь девочкам спасла хозяйка лавки, которая увела их с улицы и дала укрыться в своем подвале.

Тогда Марина решила, что они должны уехать из Донбасса.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption В заброшенных деревнях еще остались памятники Владимиру Ленину

По меньшей мере еще 10 семей проделали тот же долгий путь из Донбасса в заброшенные деревни на границе зоны отчуждения.

Как и Марина, большинство из них приехали сюда по совету старых друзей или соседей. Одна женщина рассказывает, что она просто набрала в строке поисковика «где дешевле всего жить на Украине?». И получила ответ — близ Чернобыля.

Опасность под землей

Image caption Столбы с названиями эвакуированных деревень

После катастрофы ученые постоянно измеряют уровни радиации в почве, деревьях, растениях и живых организмах в окрестностях Чернобыля, даже на территориях, которые не входят в зону отчуждения.

По словам доктора Валерия Кашпарова из Украинского научно-исследовательского института сельскохозяйственной радиологии, риска заражения воздуха больше нет. Однако в некоторых местах угрозу здоровью людей может представлять зараженная почва.

Команда Кашпарова недавно обнаружила опасный уровень радиоактивного цезия-137 в коровьем молоке, которое производилось вне зоны отчуждения. Коровы ели траву, впитавшую радиоактивный элемент из земли.

Image caption Алена собирает яблоки в семейном саду

Если пить это молоко в больших количествах, можно нанести вред здоровью, в частности, может развиться рак щитовидной железы.

Но эти риски связаны с конкретными местами, говорит Кашпаров. Более 30 лет его команда наносит эти места на карту области, чтобы понять, грозит ли опасность людям, живущим вокруг зоны.

Читайте также:  Почему нельзя есть сладкое после еды?

На карте, показывающей распределение цезия-137 из Чернобыльского ядерного реактора, Кашпаров указывает на деревню Стешина, где живет Марина и ее дочери. Он говорит, что есть выращенные там овощи или пить молоко, которое дают стещинские козы, почти безопасно. Сейчас район изучают на предмет опасной радиации в дикорастущих продуктах питания, таких как грибы или ягоды.

Марина говорит, что она думала о риске, связанном с радиацией, но ее семья бежала от гораздо более серьезной опасности — угрозы войны.

«Радиация может убивать нас медленно, но она по крайней мере не стреляет в нас и не бомбит, — говорит она. — Лучше жить с радиацией, чем с войной».

Предприниматели

Менее чем в двух часах езды от Киева, на границе зоны отчуждения, найти новые возможности в заброшенных селах пытаются не только семьи, но и бизнесмены.

Ежедневно Вадим Минзюк выгуливает свою собаку вдоль забора с колючей проволокой, за которым начинается зона отчуждения. Это его любимое место. Ему нравится слушать пение птиц и тишину леса.

«Это как жить на севере Финляндии или на Аляске, — говорит Вадим. — Здесь самая низкая плотность населения во всей Украине — только два человека на квадратный километр».

В своем родном городе Горловка, на востоке Украины, Вадим занимался бизнесом с годовым оборотом более миллиона долларов. Но когда город оказался на линии фронта под обстрелом артиллерии, его фабрики и склады были уничтожены. На месте некоторых из них остались только кратеры.

Бои за Горловку идут до сих пор.

Вадим вспоминает, как из окна видел боевиков, строивших баррикаду у его забора. Иногда две армии — украинскую и сепаратистов — разделяли всего каких-то сто метров.

Более года его семья терпела ежедневные проверки на блокпостах. Он видел трупы на обочинах дорог. Вадим стал свидетелем убийства, когда у него на глазах среди бела дня боевики вытащили из машины и застрелили мужчину.

Сначала Вадим с женой вывезли детей, а затем выехали сами. Покинув Горловку, они оставили позади все.

Несколько месяцев, пока семья жила за счет сбережений, Вадим ездил по Украине в поисках новых возможностей. И однажды получил интересный совет.

Его родственник услышал, что у Чернобыля продается дешевая недвижимость. Вадим поехал посмотреть заброшенное зернохранилище в селе Дитятки.

Здание на границе с зоной отчуждения было дешевым и находилось достаточно близко от Киева (115 км), чтобы использовать его для бизнеса.

«Крыша протекала, местные сняли с нее весь металл. Я встретился с владельцем, и мы заключили соглашение по низкой цене», — вспоминает Вадим.

Он купил хранилище за 1400 долларов, а затем еще три здания всего за 240 долларов, подсоединил их к электросети и начал бизнес по переплавке металла.

«Моя стратегия была в том, чтобы делать продукт из отходов. Первый год был сложным, но в последние два года стало намного лучше», — говорит мужчина.

Image caption Первый год был сложным, но в последние два года стало намного лучше, говорит Вадим

Вадим даже вновь взял на работу семерых бывших работников из Донбасса, предложив им жилье в хостеле, который он оборудовал в одном из домов.

«Я зарабатываю себе на жизнь и помогаю своим сотрудникам зарабатывать. В этом селе я крупнейший налогоплательщик. В конце концов, я украинец, и хочу помогать своей стране», — говорит Вадим.

Он говорит, что иногда думает о радиации. Даже купил себе карманный счетчик Гейгера для измерения радиационного фона.

Но он не очень переживает.

«Уровень радиации в атмосфере здесь ниже, чем в Киеве», — говорит он с уверенностью.

«После того, что видишь на войне, радиация — это мелочи. Чудо, что мы вообще выжили», — добавляет Вадим.

Он говорит, что ему нравится здесь жить.

Здесь не просто нет войны. В этом месте какой-то особенный мир. Близкие Марины и Вадима говорят, что любят долгие прогулки в лесной тишине.

Жизнь здесь может показаться слишком простой, но ни одна из семей не хочет переезжать в большой город, несмотря на то, что там у них было бы больше друзей и возможностей. После побега из хаоса войны им нужен покой.

«Меня не волнует радиация, — говорит Марина. — Меня волнует, чтобы над головами моих детей не летали снаряды. Здесь тихо. Мы хорошо спим и нам не надо прятаться».

Вадим говорит, что его жена Елена иногда сравнивает зону отчуждения с искалеченной войной Горловкой. Но есть одно важное отличие — здесь, на границе зоны отчуждения, она верит, что у ее семьи есть будущее.

«Я чувствую, что мы потеряли все, — говорит Вадим. — Но сейчас, когда живем здесь, жизнь меняется к лучшему».

.

Источник: https://www.bbc.com/russian/features-45863511

Что происходило после взрыва на Чернобыльской АЭС (В сериале рассказали не обо всем)

Почему нельзя жить в чернобыле?

26 апреля 1986 года в 130 км от Киева произошел взрыв на Чернобыльской атомной электростанции, и в окружающую среду попало огромное количество радиоактивных веществ. В тот момент никто не осознавал масштабов трагедии. На следующий день работали школы, люди гуляли на улице. С тех пор прошло 3 десятилетия, но мир до сих пор мало что знает об этой катастрофе и ее значении для человечества.

Вдохновившись мини-сериалом «Чернобыль», AdMe.ru изучает, как развивались события в те страшные дни, погружаясь в воспоминания людей, которые оказались на месте трагедии. И несмотря на то что сериал поразительно точно передал многие детали, кое в чем реальность все же отличалась от фильма.

Сотрудники Чернобыльской АЭС и начало трагедии

Почему нельзя жить в чернобыле?

© Chernobyl (TV Mini-Series) / HBO  

Все началось 26 апреля в 01:23. После 2 взрывов над 4-м энергоблоком в небе появляется столб света, в помещениях распространяется пожар. Погибает первый сотрудник АЭС.

В 01:30 по телефону директору станции Виктору Брюханову звонит начальник химического цеха, который с балкона дома видит происходящее и не может дозвониться до дежурной смены.

Брюханов просит телефонистку объявить аварийную ситуацию.

К месту выезжают пожарные без специальной защиты и получают сильную дозу радиации — на их лицах проявляются красные ожоги, люди жалуются на рвоту и теряют сознание.

Почему нельзя жить в чернобыле?

© Chernobyl (TV Mini-Series) / HBO  

«Грянул Чернобыль, и никто не готов: ни гражданская оборона, ни медслужбы, дозиметрами не обеспечены и по минимуму, пожарная служба не знает, что ей делать… Свадьбы справляли на другой день поблизости. Дети на улицах играют. Система оповещения никуда не годная! Нет и автоматического отключения. Облако пошло после взрыва. Его по пути кто-то засек? Меры принял? Нет».

Михаил Горбачев, бывший генеральный секретарь ЦК КПСС

В 01:55 директор приезжает на станцию и звонит в Москву. Александр Лелеченко, заместитель начальника электрического цеха, жертвуя собой, откачивает водород из генераторов и спасает станцию от нового страшного взрыва. Его увозят в больницу, откуда он сбегает, чтобы снова помогать на станции. Через 11 дней его не станет.

В 02:45 директор станции просит начать эвакуацию города. Получает отказ. Все ждут комиссию из Москвы. Реактор продолжает выбрасывать в воздух радиоактивный дым.

В городе Припяти просыпаются взрослые и дети

Через 3 с половиной часа после аварии начальник милиции Припяти перекрывает подъездные дороги к станции. В больнице нет мест, поэтому пожарных и сотрудников станции отвозят в соседний город Иванков, а кого-то — в радиологическую больницу Москвы.

В городе начинается обычное субботнее утро. Кто-то из мужчин отправляется на рыбалку, дети идут в школу. По улицам ходят военные в респираторах и с дозиметрами. Людям говорят то же, что известно им самим: это просто учения.

Город Припять, ученики на фоне школы.

«В школе творились невиданные до сих пор вещи. Перед каждой дверью лежала мокрая тряпка. Возле каждого умывальника имелся кусок мыла, чего раньше никогда в жизни не было. По школе носились технички, протирая тряпками все что можно. Ну и конечно, слухи.

Правда, в исполнении второклашек слухи о взрыве на станции выглядели совсем уж нереально, а учителя ничего не говорили. Так что я не переживала особо. А уже в начале 2-го урока в класс зашли 2 тетечки и быстро раздали нам по 2 маленькие таблеточки…

»

© mamasha_hru

В 11:40 на речном вокзале монтажники и строители других энергоблоков АЭС устраивают давку и вместе с семьями на переполненном корабле покидают город. Солнце кажется неестественно белым.

В 16:00 в Припяти уже знают о пожаре на станции по темному дыму в небе. Но паники нет. Люди гуляют на улицах, обсуждают завтрашний футбольный матч киевского «Динамо» со «Спартаком». Кто-то из горожан обращается в больницу, врачи советуют пить смесь йода с водой. Директор станции снова получает отказ на просьбу начать эвакуацию.

На место приезжают Валерий Легасов и Борис Щербина

Борис Щербина, заместитель председателя Совета Министров СССР.

В 16:50 замглавы правительства Борис Щербина вместе с Валерием Легасовым, первым заместителем директора Института атомной энергии им. Курчатова, вылетает из Москвы в Киев. У членов комиссии по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС есть пара часов, чтобы понять, как работает ядерный реактор.

В Припяти заходит солнце, и в небе над энергоблоком появляется красное свечение, которое пугает горожан. Никаких сообщений об угрозе нет, но по улицам ходят патрули с дозиметрами.

Почему нельзя жить в чернобыле?

© Chernobyl (TV Mini-Series) / HBO   © wikipedia   © berkovich-zametki  

Валерий Легасов, заместитель директора Института атомной энергии имени И. В. Курчатова.

В 20:30 начинается совещание. В Припять прибывают войска химической защиты и вертолеты. Благодаря им удается увидеть с неба, что реактор действительно взорван. До этого считалось, что взрыв произошел рядом с ним, а не внутри него. Под давлением ученых Щербина принимает решение начать утром эвакуацию города.

28 апреля в 05:00 на Ленинградской АЭС появляется сообщение о радиационной опасности. Сотрудники проверяют системы. Становится ясно, что это фонит облако, принесенное ветром со стороны АЭС в Чернобыле.

Через час это обнаруживают сотрудники АЭС в шведском городе Оскарсхамн и узнают, что выброс произошел в СССР. В это время Валерий Легасов предлагает сбрасывать с вертолетов на реактор специальную смесь, чтобы остановить выброс радиоактивных частиц. В город прибывают 1 250 автобусов, 360 грузовиков и 2 дизельных поезда, чтобы вывезти почти 50 тыс. человек.

Начало эвакуации и работ по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС

Почему нельзя жить в чернобыле?

© Chernobyl (TV Mini-Series) / HBO  

«Когда я шел домой со школьным портфелем в одной руке и ведром в другой, напевая под нос какую-то песенку, в сосновом парке уже стояли 2 пожарные машины, которые усердно поливали деревья.

Я был взрослым, 10 лет все-таки, и мне было плевать на это, но дети помладше с удовольствием и пронзительными визгами плескались в воде, стекавшей с деревьев, несмотря на строгие уговоры пожарного не делать этого.

Мы быстро выехали на дорогу, соединяющую Припять и Чернобыль, и вот тут-то наконец-то стало понятно, каковы масштабы катастрофы. Между Припятью и Чернобылем, как я узнал уже позже, около 30 км. Все это время в сторону Припяти стояла казавшаяся тогда бесконечной колонна автобусов. Разных.

Всех, какие только смогли собрать. Прямо посреди поля ехали БТР, в разных местах то там, то тут молодые парни в военной форме прямо у обочин надевали костюмы химической защиты».

© Andrey Shabanov

Из-за работы вертолетов над реактором поднимается радиоактивная пыль, ситуацию ухудшают проезжающие автобусы. Полеты откладывают до конца эвакуации, но люди продолжают дышать пылью.

В полдень BBC сообщает о радиации и аварии на советской АЭС. СССР не комментирует ситуацию, вместе со странами Восточного блока готовится к первомайским парадам. В Припяти начинается эвакуация. В 21:00 в выпуске программы «Время» появляется краткое сообщение о том, что на ЧАЭС произошла авария, но ни слова о радиации и опасности для людей.

В эвакуации участвуют и молодые солдаты срочной службы. Среди них и Игорь Хиряк, единственный темнокожий ликвидатор, о котором что-то известно. Он вместе с сослуживцами возводит понтон на реке Припять, по которому эвакуируют людей. Проработав там 2,5 месяца, он получил ожог гортани.

Солдаты, сменяя друг друга, будут все лето разгребать завалы, засыпать пустые поселения и отстреливать животных, чтобы не допустить распространения радиации за пределы зоны.

Читайте также:  Почему нельзя пить дистиллированную воду?

Почему нельзя жить в чернобыле?

© Игорь Хиряк / Vk  

1 мая люди в городах Восточного блока выходят на первомайские демонстрации, несмотря на радиоактивные дожди. В Припяти остаются только военные, милиция, ликвидаторы, персонал станции и члены правительственной комиссии.

«Мы жили тогда в Таллине. Мама очень плакала. Мне было 9 с половиной лет, и я, конечно, не могла оценить весь масштаб катастрофы. А потом мы стали видеть на улице людей в халатах и тапочках. Для Эстонии это было немыслимо. Люди стали шептать им вслед: „Беженцы, беженцы“. Их было очень, очень много. Но над отдать должное населению города — предлагали помощь все! Абсолютно все!»

© Elena Salnikova

Почти тысяча вертолетов работает над реактором, число здоровых летчиков уменьшается. Вызывают пилотов, ведущих боевые действия в Афганистане.

2 мая в Припяти надеются восстановить разрушенный блок к годовщине Октябрьской революции. Вечером начинается эвакуация 30-километровой зоны вокруг Припяти. От облучения в больницах умирают первые ликвидаторы аварии. Врачи не снимают свинцовые жилеты, чтобы защититься от радиации, которую излучают пациенты.

«Я австриец, родился в 1983 году. Друг моего отца принимал участие в военных учениях, когда пошел радиоактивный дождь. Начальники наверняка знали обо всем, но не собирались защищать своих солдат. Друг отца умер от рака в начале 1990-х. А наш сосед тогда вышел на пробежку и тоже попал под дождь. Спустя недели у него выпали все волосы, он навсегда остался лысым.

Помню, как в садике и начальной школе мне давали таблетки с йодом спустя годы после этих событий».

© _ak

Появляются опасения, что радиоактивное топливо из взорванного реактора прожжет бетонные перекрытия и попадет в бассейн с водой, что приведет к новому взрыву. Три инженера станции без специальной защиты пробираются в полузатопленное помещение и спускают воду.

Шахтеры вместе со строителями киевского метро выкапывают систему для охлаждения топлива и возводят защитную стену, чтобы не дать ему уйти в грунтовые воды, реку Днепр, а оттуда в Черное море. На реке Припяти насыпают дамбы.

Почему нельзя жить в чернобыле?

© Chernobyl (TV Mini-Series) / HBO  

«Мы, киевские студенты, уезжали на майские по домам, не подозревая, как все на самом деле серьезно. Возвращались в Киев, а вагоны пустые.

Проводницы на нас как на умалишенных смотрели, говорят: „Все из Киева в Одессу бегут, а вы почему возвращаетесь?“ Но нам строго-настрого велели вернуться, за невозвращение грозили отчислением.

Вот мы и вернулись, ландышей насобирали и клубники объелись радиоактивной…»

© Nelly Limpopo

Ликвидаторы обставляют палатки свинцовыми пластинами для защиты от радиации. Вокруг царит мертвая тишина. На месте дежурят врачи, работают фотографы. Все часто моются, переодеваясь каждый раз в новую одежду.

15 мая улетает первая смена комиссии по ликвидации последствий вместе со Щербиной, но Валерий Легасов и некоторые ученые остаются, чтобы разрабатывать проект саркофага для уничтоженного реактора.

23 мая на станции в районе разрушенного блока снова вспыхивает пожар, на тушение уходит 8 часов. Пожарным запрещают сообщать врачам, при каких обстоятельствах они пострадали.

«Наша часть стояла на поле между отселенной деревней Бабчин и поселком Рудаков. Людям нельзя было там жить, но солдатам можно! Мы жили в палатках по 36–38 человек, 2-ярусные кровати, 2 печки-буржуйки.

Еду нам привозили, но дрова нет. И мы топили местными. Целые деревни закапывались, чтобы радиация с ветром не разносилась, а тут в палатке ребята возле мини-реактора греются.

Эти ребята нахватались радиации больше, чем ликвидаторы».

Сергей Шалькевич, ликвидатор последствий аварии на ЧАЭС

В 30-километровой зоне от Чернобыля устраивают развлекательные мероприятия. Первым выступает Иосиф Кобзон, дав концерт в здании городской администрации, где уровень радиации смертельно опасен. Позже для ликвидаторов пели Валерий Леонтьев, Алла Пугачева, группа «На-На» и другие.

В августе Легасов с докладом в Вене рассказывает об аварии миру, уточняя, что виной всему человеческий фактор.

Руководству СССР он представляет другую версию, называя причиной аварии сам реактор, и просит отказаться от его использования на других АЭС. Получает отказ.

В конце ноября над 4-м энергоблоком закрепляют изоляционное сооружение — «Укрытие». Позже оно начнет разрушаться, и в 2010 году начнется строительство «Укрытия-2», рассчитанного уже на 100 лет.

СССР представляет миру свою версию правды и решает отказаться от строительства новых АЭС

Почему нельзя жить в чернобыле?

© stahlmandesign / flickr  

«Моя мама из Германии рассказывала, что в те дни в школах им запретили собирать в лесах грибы. Также несколько месяцев никто не пил коровье молоко, пока не опубликовали официальные данные об анализе качества. Грибы не едят до сих пор, потому что почва заражена. Как и мясо диких кабанов».

© MalbanaKwaly

В конце 1986 года Валерий Легасов был единственным из руководителей ликвидации, кто не получает государственную награду. Через несколько месяцев его не принимают в научно-технический совет Института им. Курчатова. Он страдает от рака кишечника, но продолжает собственное расследование о причинах аварии. ЧАЭС продолжает работу.

Во 2-ю годовщину аварии на ЧАЭС ученого находят мертвым. На следующий день Легасов собирался огласить результаты собственного расследования и для этого записал на диктофон неизвестные факты об аварии, которые легли в основу фильма «Пережить катастрофу: Чернобыльская ядерная катастрофа».

Через полгода после этого больного Бориса Щербину направили ликвидировать последствия землетрясения в Армении, во время которого погибли 25 тыс. человек.

Почему нельзя жить в чернобыле?

© LoMit / Wikipedia  

В 1990 году Борис Щербина уйдет из жизни. Из тюрьмы досрочно из-за проблем со здоровьем освободят директора ЧАЭС Виктора Брюханова. Он возвращается на работу в Чернобыль. Летом 1991 года в районе станции все еще высокие уровни радиации: 171 микрорентген в час при норме в 20–50.

11 октября 1991 года вспыхивает пожар в районе 2-го энергоблока. Сотрудники станции и пожарные получают 2-недельные дозы облучения, но угрозы для населения нет. Станцию решают постепенно снять с эксплуатации.

Михаил Горбачев вместе с женой впервые посещают ЧАЭС только 23 февраля 1989 года. Их везли туда долго, выбирая дороги, проходящие через наименее зараженные места.

Чернобыльская АЭС прекратила выработку энергии только в 2000 году, но работники трудятся там по вахтовой системе до сих пор. В зоне вокруг станции опасные вещества будут распадаться еще 1 000 лет. Несмотря на это, люди возвращаются в пустующие дома.

«Я из Беларуси. 10 лет назад или около того родственники угостили нас черникой. После стаканчика ягод у моей мамы началась ужасная диарея, тетя мучилась от головной боли. Мы решили проверить ягоды дозиметром: оказалось, что в них уровень радиации превышал норму в десятки раз».

© Lalja

Сегодня в России на трех АЭС продолжают работу 10 реакторов, подобных тому, что взорвался в 1986 году в Чернобыле. После аварии они были доработаны, но проекты по строительству новых АЭС заморожены.

Считается, что в результате аварии на ЧАЭС погибло до 50 человек — это те, кто не пережил взрыв или умер от высоких доз облучения, еще несколько тысяч скончались или уйдут из жизни из-за радиации, которой они подвергались в зоне. Число пострадавших исчисляется миллионами.

Пожалуйста, поделитесь историей вашей семьи — каким вы или ваши родители помнят начало мая 1986 года?

Источник: https://www.adme.ru/svoboda-kultura/chto-proishodilo-posle-vzryva-na-chernobylskoj-aes-v-seriale-rasskazali-ne-obo-vsem-2101465/

Самоселы Чернобыля – о жизни в зоне отчуждения

После аварии на Чернобыльской АЭС города и села, попавшие в зону радиационного заражения, срочно эвакуировали. Постоянное проживание там запрещено до сих пор. Однако, несмотря на запрет, уехали не все.

Одни изначально отказались бросать свою землю, другие вернулись позже и помогали ликвидировать последствия катастрофы. Их дома сносили, едой приходилось запасаться впрок — магазины не работали. Сегодня в Чернобыле постоянно живут несколько сотен человек.

О непростом быте в зоне отчуждения — в материале РИА Новости.

«Мой адрес — Советский Союз»

Привычным движением руки Валентина Борисовна Кухоренко раздвигает меха гармони. Услышав знакомые звуки, собачонка Дана забирается к хозяйке на диван и жалобно подвывает.

«Мы с ней звезды мирового масштаба, — шутит в беседе с РИА Новости 76-летняяя пенсионерка. — И немцы ко мне на прием заходят, и французы. Все хотят посмотреть на бабушку из Чернобыля.

А недавно голландцы были: подарили каждому местному электроплиту и электрочайник. Спасибо, люди добрые!»

Ее щедрые гости — любопытные туристы, которые в теплое время года приезжают в Чернобыль, чтобы посмотреть, как катастрофа изменила окрестности. Но строго с сопровождением.

Туристы немного оживили город: для них открыли несколько магазинчиков с сувенирами, гостиницу. Гиды предлагают экскурсии на любой вкус и кошелек — от нескольких часов до пары дней на территории отчуждения.

Кроме того, Валентину Борисовну навещают родные (внесены в специальные списки на КПП) и друзья (по предварительной заявке). Сын пенсионерки — вахтовик, работает на АЭС.

Все население здесь — около трехсот человек. Подавляющее большинство — пенсионеры преклонного возраста. После катастрофы они отказались уезжать из родных мест: надеялись, что город рано или поздно заживет как прежде.

«Чернобыль начали эвакуировать на восьмой день аварии. Никто ничего толком не знал. Шептались, что поломка нешуточная. Все-таки верили, что скоро вернемся: нам велели взять документы и еду на три дня. Прошли три недели, три года, и вот уже тридцать лет — а город так и закрыт», — рассказывает Кухоренко.

Почему нельзя жить в чернобыле?Заброшенное здание.

© Фото из архива Сергея Высоцкого

Почему нельзя жить в чернобыле?Разрушенный домик в Чернобыле.

© Фото : CHERNOBYLwel.come

Почему нельзя жить в чернобыле?Разрушенное здание на территории зоны отчуждения ЧАЭС.

© Фото : CHERNOBYLwel.come

Ее семью постигла та же участь, что и многие другие: чернобыльцев расселяли по профессии и нередко разлучали родных.

«Мужу дали работу в одном городе, мне в другом, сестрам — в третьем. Иногда люди вообще не знали, где их родственники. Наплакались в поездах, пока искали друг друга, умирали не от радиации, а от тоски по близким», — с горечью вспоминает Валентина Борисовна.

Сначала она работала в городе Белая Церковь, в двухстах километрах к югу, и приезжала в Чернобыль на выходные. 

Вскоре, как и муж, устроилась ликвидатором, чтобы получить пропуск в зону отчуждения. Супруги вновь поселились на своем участке.

«В том доме я родилась, выросла, растила детей. Место у реки очень живописное. До аварии сюда многие приезжали отдохнуть: разбивали палатки или останавливались у местных», — продолжает она.

Однако к прежнему укладу семья Кухоренко так и не вернулась. «Нас долго пытались отсюда выкурить — по закону проживание здесь запрещено до сих пор. Как-то навещали сына в Киеве.

Возвращаемся: двери дома забиты, вещи на улице. Потом хату просто снесли, ничего не объяснив. Переехали к друзьям, но и их дом ждала та же участь.

В конце концов поселились в пустовавшей избе», — говорит Валентина Борисовна.

Ее хата стоит на Ленинградской улице — все названия сохранились с советских времен, как и памятник Ленину. «Декоммунизация до нас не добралась и уже, наверное, не доберется. Как в песне: «Мой адрес не дом и не улица, мой адрес — Советский Союз!» — напевает жительница Чернобыля.

Со временем от упрямых самоселов все же отстали. «Кому только не писали: и в прокуратуру, и Горбачеву. Просили одного — оставить в покое. Какие же мы самоселы? Ведь тут жили наши деды и прадеды! В итоге администрация поняла, что мы не уедем. Здесь родились, здесь и умрем», — подытоживает Кухоренко.

Не собирается покидать Чернобыль и Галина Федоровна Волошина. Ее родители вообще отказались уезжать. А она вернулась через несколько дней после эвакуации.

«На восемь человек давали тридцать шесть квадратных метров полезной площади в Днепродзержинске — не поместишься. Тут у обоих сыновей свой дом. Отучились в Киеве, а теперь работают водителями автобуса — возят вахтовиков», — объясняет пенсионерка.

Она председатель общества «Возрождение Чернобыля». На ее плечах хлопоты по учету самоселов и организационные вопросы.

Самый актуальный — похороны. «Люди постоянно уходят, все уже старики. До аварии в городе жили около пятнадцати тысяч человек, осталось полторы тысячи. Сейчас нас всего двести восемьдесят четыре. Хотя наш брат живет долго: покойная баба Федора протянула аж до ста двух лет», — продолжает Галина Федоровна.

Читайте также:  Почему жене нельзя перелазить через мужчину?

Сегодня, говорит она, в Чернобыле легче, чем в первое время после аварии. «Администрация зоны отчуждения с нами не церемонилась — считала сумасшедшими. После эвакуации свет отключили на полгода.

Тяжело было с продуктами. До сих пор по привычке делаем запасы, хотя сейчас открылись магазины и даже несколько кафе.

А вот отопления в домах как не было, так и нет, поэтому греюсь дровами», — описывает быт Волошина.

Многие здания поменяли назначение: в школе теперь поликлиника, а многоквартирные жилые высотки — общежития для вахтовиков.

Пустые дома растащили по кускам, то же самое грозило и Свято-Ильинскому храму.

«После аварии мы ночевали у его дверей сменами, чтобы защитить святое место от мародеров. Храм постепенно приходил в упадок, службы не велись. Помог отец Сергий. Чернобылец, он приезжал на могилы к родным.

А потом согласился забрать себе приход, поселился здесь и вместе с другими самоселами отремонтировал церковь.

Особое оживление у нас 26 апреля и 9 мая — в эти дни город навещают многие бывшие жители», — рассказывает Галина Федоровна.

Она понимает тех, кто уехал, испугавшись радиации, но не верит, что облучение в Чернобыле кому-то навредило. «Наоборот, после аварии у нас был всплеск рождаемости. Как ела овощи и фрукты с огорода, так и ем и чувствую себя прекрасно. Дозиметристы не раз все обмеряли — радиация уже давно не превышает нормы. Надеюсь, город скоро откроется и еще оживет», — говорит пенсионерка.

Кроме ее сыновей в Чернобыле живут еще около двадцати мужчин и женщин трудоспособного возраста.

Большинство вернулись сюда через много лет после катастрофы — работать над устранением последствий аварии и помогать пожилым родителям.

«Я учился в десятом классе. В следующий понедельник после взрыва на АЭС в школу из класса пришли только семь человек — по радио рекомендовали оставаться дома. Но кто удержит подростков, когда по улицам ездят БТРы, в воздухе вертолеты, — интересно. Вместо уроков нас отправили грузить песок. Мы, конечно, только обрадовались», — вспоминает события весны 1986 года Сергей Высоцкий.

Через несколько дней его с мамой эвакуировали в село Бородянка, а отца отправили в другой город. Позже семья воссоединилась — удалось выбить двухкомнатную квартиру в Василькове. 

Никто не сомневался, что эвакуация временная: обещали, что через три года все вернутся домой.

«Потом призвали в армию. Демобилизовавшись, работал в Василькове, затем в Киеве на вокзале. Но съедала тоска по родине, и в конце концов я поселился в доме бабушки. Устроился на предприятие, которое занимается дезактивацией АЭС», — рассказывает Сергей.

В Чернобыле он встретил свою вторую жену.

«Детей у нас пока нет — запрещено тут рожать. Если появятся, придется переезжать. Хотя одна мать родила тихонько девочку дома, здесь и вырастила. Родители долго спорили с администрацией, даже судились, но в итоге отбили право воспитывать ребенка в Чернобыле. Насколько я знаю, их дочка абсолютно здорова», — делится он подробностями.

Его тоже не пугает радиация: «Думаю, у нас менее опасно, чем в других крупных промгородах, к примеру в Донецке».

У экспертов другое мнение. «Радиационная обстановка в Чернобыле сейчас довольно спокойная — несколько дней здесь можно находиться без вреда для здоровья. Но проживать постоянно в городе — другое дело.

Период полураспада радиоактивного цезия-137, как и некоторых других веществ, — тридцать лет. Это значит, что его количество уменьшилось лишь вдвое.

Он ежедневно облучает человека как снаружи, так и изнутри — когда попадает в организм с животной и растительной пищей. Хотя радиоактивные вещества ушли глубже в почву и город старательно очищали, радиация осталась», — комментирует главный научный сотрудник Института радиационной гигиены им. Рамзаева профессор Михаил Балонов.

Облучение, предупреждает ученый, может вызвать онкологию. Некоторые старики Чернобыля просто не дожили до активной стадии болезни.

«Латентный период достигает двадцати лет — многие умерли раньше по другим причинам. У остальных самоселов вероятность заболеть раком выше», — резюмирует профессор.

Источник: https://ria.ru/20180726/1525215761.html

Долгожители Чернобыля: как сейчас живут люди, которые отказались переезжать

В апреле 1986 года реактор на Чернобыльской атомной электростанции взорвался и отправил облако радиоактивных веществ в путешествие по Европе, Украине и Белоруссии.

Это была самая масштабная катастрофа в мире, эквивалентная взрыву 500 ядерных бомб.

Несмотря на все ужасы, которые обещали ученые местным жителям, некоторые из них решили не уезжать с родных мест и до сих пор живут в зоне отчуждения.

Ядерная катастрофа

Не многие знают, что эксплуатация Чернобыльской АЭС изначально была связана с некоторыми проблемами. Первая авария произошла еще в 1982 году, когда в одном из реакторов была деформирована графитовая кладка. В тот раз пострадавших не оказалось, однако последствия устраняли более трех месяцев. Вторая авария случилась в 1986 году, когда ученые проводили испытания турбогенератора. Они хотели остановить реактор, отключив систему охлаждения, и замерить показатели. Однако их попытки увенчались неудачей, и реактор взорвался.

Тридцать один человек погиб в результате взрыва на Чернобыльской АЭС, а близлежащие районы остались навсегда загрязненными. Эта катастрофа стала самой крупной за всю историю человечества. Сейчас район вокруг Чернобыльской электростанции считается самым опасным местом на планете.

В результате аварии рядом с АЭС была создана зона отчуждения, которая отделяла наиболее загрязненные районы. Первоначально она простиралась на 19 миль, но потом была расширена. Было эвакуировано около 350 000 человек.

Первым эвакуировали город Припять, за ним последовали близлежащие и отдаленные деревни. Пожар на ЧАЭС продолжался около 10 суток, последствия аварии помогали ликвидировать сотни человек, которые подверглись сильному облучению.

Радиоактивные осадки выпали в Мордовии, Чувашии и Ленинградской области, и жители этих мест еще долго ходили за грибами с дозиметрами.

Эвакуация

Сотни тысяч людей в Украине были вынуждены в спешке покидать свои дома, спасаясь от невидимых радиоактивных частиц. Власти дали возможность взять только самое необходимое: пару вещей из одежды и паспорт. Всем сказали, что им разрешат вернуться через несколько дней, однако это оказалось совсем не так. До сих пор в Чернобыльской зоне отчуждения официально никто не живет. Зараженная область захватывает территорию города Припять и Полесский государственный заповедник в Белоруссии. После катастрофы большая часть осадков была унесена ветром именно в Белоруссию, поэтому на территории радиоэкологического заповедника не разрешено строить дома и собирать ягоды и грибы.

Однако несмотря на то, что зона отчуждения официально считается слишком загрязненной для человека, высокотоксичный воздух, вода и почва не помешали некоторым людям вернуться в свои дома, подвергшиеся воздействию радиации. Примером является Иван Шамянок, который живет в белорусском селе Тулгович в зоне отчуждения. Он отказался от переселения после катастрофы и до сих пор об этом ни разу не пожалел.

Местный житель

Иван утверждает, что никогда не испытывал никаких признаков лучевой болезни, которая подкосила многих местных жителей после катастрофы 1986 года. «Я часто пою, занимаюсь хозяйством, словом, живу. Только некоторые вещи делают медленнее, чем обычно, но это, наверное, сказывается возраст», — говорит он.

По приблизительным оценкам, около 200 «самоселов» решили проигнорировать предупреждение властей и вернулись в свои деревни. Они живут в 162 селах, которые располагаются в зоне отчуждения. Многие из местных жителей — пожилые люди, большинство из них — женщины 70-80 лет.

Ивану Шамяноку, о котором мы упоминали ранее, на момент интервью в 2016 году было 90 лет. Несмотря на его пожилой возраст, он живет один и самостоятельно справляется со всеми бытовыми обязанностями. Однако он говорит, что в его деревне остается все меньше и меньше людей. «Люди не возвращаются, — говорит он.

— Все, кто хотел, уже давно здесь живут».

Незаконные поселенцы

Технически жизнь в зоне отчуждения Чернобыля считается незаконной. Но те, кто решил вернуться в родные места, говорят, что у них просто не было выбора. Особенно это касалось людей в возрасте, которые годами жили на одном и том же месте и чувствовали себя не в состоянии начинать жизнь с чистого лица. Поэтому они остались в тех же домах, в тех же деревнях, в которых родились. Например, Иван Семенюк, которому недавно исполнилось 83 года, сказал, что покинул бы свой дом только в том случае, если бы его заставили это сделать вооруженные охранники. Он со своей женой вернулся в деревню Парышев, которая находится в Украине примерно в восьми милях от Чернобыльской АЭС, через два года после взрыва.

Семенюк до сих пор вспоминает ночь взрыва. Он говорит, что в его доме тряслись стекла, а зарево было видно даже из его деревни. Однако, несмотря на это, ему не было страшно.

«Я помню, как нам раздавали алкоголь для защиты от радиации», — говорит он.

Дело в том, что пиво и вино обладают мочегонным эффектом, поэтому считается, что они могут выводить некоторые виды тяжелых металлов и радиоактивных веществ.

Жизнь в зоне отчуждения

По словам Ивана, жизнь в зоне отчуждения тяжела, однако он не жалеет о том, что вернулся в свою деревню после взрыва. «Мне не понравился шум Киева, — говорит он. — Если мне нужна рыба, я иду на рыбалку, а если мне нужны грибы, я иду в лес. Все просто». По словам мужчины, вопреки распространенному мнению уровень радиации на зараженной земле довольно низкий, по-крайней мере в Парышеве.

Однако ученые утверждают, что не все так радужно, как кажется на первый взгляд. Радиация носит спорадический характер, а долгосрочные последствия облучения пока не известны науке.

Согласно докладу ООН, жители, живущие в районах с низким уровнем загрязнения, получили облучение, равное нескольким процедурам рентгена.

Так это или нет — установить сложно, поскольку жителей в зоне отчуждения слишком мало.

Последствия облучения радиацией

Однако последствия все же есть, хоть они и касаются в основном подрастающего поколения. Группа экологов Greenpeace в своем обзоре пришла к выводу, что у детей, живших в загрязненной зоне, наблюдаются проблемы с дыхательной, пищеварительной и иммунной системами.

А исследование, профинансированное Европейскими союзом, показало, что 81 % из 4000 детей, живущих в зоне отчуждения более трех лет, стали жаловаться на сердечно-сосудистую недостаточность. А это указывает на то, что сила мышц у малышей постепенно начинала снижаться, что в итоге приводило к одышке.

Несмотря на то что в 1986 году жизнь тысяч людей изменилась раз и навсегда, у некоторых жителей Украины и Белоруссии все осталось по-прежнему. Они встают рано утром, идут кормить животных и занимаются делами по дому.

Нашли нарушение? Пожаловаться на содержание

Источник: https://BusinessMan.ru/post/zona-otchujdeniya-kak-seychas-jivut-lyudi-v-sosednih-s-chernobyilem-rayonah.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector