Почему нельзя говорить ничейная собственность?

Ввиду участившихся случаев возникновения спорных моментов, связанных с незаконным владением бесхозной собственностью, группа ведущих адвокатов Москвы, при технической поддержке риэлтерских компаний, составили обзор практики по данной теме. В целом, как указывают юристы, оформить на себя бесхозный дом или квартиру несложно, если знать свои права, которые можно эффективно реализовать. О том, легко ли приобрести в собственность никому не принадлежащее жилое помещение, всю квартиру или дом, указывается в многочисленных практических материалах адвокатских контор.

 

Почему нельзя говорить ничейная собственность?

Вначале, как пишут юристы, необходимо удостовериться в том, что имущество действительно никому не принадлежит.

В современных условиях жизни и продвинутости коммуникаций, включая детальную законодательную регламентацию, с учётом ведения Единого реестра прав на недвижимое имущество, обнаружить бесхозную квартиру или дом довольно трудно.

Вначале, как советуют специалисты БТ�, необходимо изучить норму закона, освещающую такое понятие, как «бесхозная вещь».

Гражданский кодекс относит к данному аспекту три обязательных условия: а) вещь не имеет своего постоянного собственника; б) собственник индивидуализированной вещи не известен; в) собственник вещи ранее отказался от права собственности на неё.

Действия, свидетельствующие об устранении от владения, пользования и распоряжения квартирой или жилым домом, как указывают юристы, не может повлечь за собой прекращения прав собственника на жильё до момента приобретения его другим лицом. Но, как пишут в информационных обзорах специалисты БТ�, необходим определённый календарный срок, по истечению которого имущество (дом или квартира) для начала могут быть признаны бесхозными.

Нормативно-правовая база РФ предусматривает трёхлетний срок, на протяжение которого гражданин, ранее владеющий жилплощадью, в которой никто не проживает, может оспорить в суде свои нарушенные права при состоявшемся захвате его жилья. Законом предусмотрена сложная процедура по приобретению в собственность недвижимого имущества на основе правового института приобретательной давности. Основным его моментом является то обстоятельство, что если отдельный гражданин или семья заняли «бесхозное» по их мнению, жильё, то они должны знать, что владелец жилища (или его наследники) имеют право в течение трёх лет оспорить в суде факт захвата квартиры или дома.

Но если на протяжение трёх лет собственник жилья так и не появился, новые жильцы имеют право обратиться в госорганы с требованием признать их права на жилую площадь, но при этом они должны знать, что по закону, право владения и распоряжения данным имуществом они получат через пятнадцать лет фактического проживания в нём. Адвокаты, имеющие достаточную практику по делам о признании права собственности на то или иное жильё, акцентируют внимание на том аспекте, что для приобретения статуса владельца не нужно ждать, когда оно будет поставлено на учет как бесхозное, так как в БТ� не могут знать о том, что кто-то проживает в определённом доме или квартире.

РџРѕ истечении пятнадцати лет гражданин, проживающий РІ помещении (помещениях), имеет право обратиться РІ СЃСѓРґ СЃ РёСЃРєРѕРј Рє прежнему собственнику жилья Рѕ признании Р·Р° СЃРѕР±РѕР№ полного права собственности. Это вполне возможно РЅР° том основании, что Гражданским кодексом Р Р¤ оговаривается термин «приобретательная давность» Рё его СЃСЂРѕРє — 15 лет. РЎСѓРґ РІ обязательном РїРѕСЂСЏРґРєРµ зачтёт три РіРѕРґР° РёСЃРєРѕРІРѕР№ давности Рё 15 лет приобретательной давности, что РІ целом характеризует такое понятие, как «добросовестное, открытое Рё непрерывное владение» СЃ обязательным СЃСЂРѕРєРѕРј 18 лет.

Но, так как иск подаётся против прежнего собственника, местонахождение которого неизвестно, суд удовлетворит исковое заявление, а решение суда будет являться основанием для регистрации заявленного права собственности на жильё. Это же относится и к наследникам нового жильца, который умер на протяжение срока приобретательной давности. Параллельно с этим, как указывают судьи районных и городских судов, они, в силу необходимости соблюдения прав на жилище у исчезнувшего владельца квартиры или дома, должны лишить его этого права.

Необходимо отработать комплекс гражданско-процессуальных процедур, чтобы признать прежнего владельца умершим на основании того, что он безвременно отсутствует в месте своего проживания. Затем необходимо переоформить само жильё, а это довольно сложно. Как указывают юристы, недвижимое имущество следует признать бесхозным на основании продолжительного отсутствия прежнего владельца, для этого отрабатываются мероприятия специальной комиссией. Затем, признанное бесхозным жильё принимается на учёт в Федеральной регистрационной службе по заявлению органа местного самоуправления. Через год оно, на основании решения суда (по поданному муниципалитетом иску) признаётся поступившим в собственность города или населённого пункта.

Лишь после этого, как указывают специалисты многочисленных бюро технической инвентаризации (БТ�), признанный собственностью муниципалитета дом или квартира переоформляются на гражданина, проживающего в нём как минимум 18 лет – необходимый срок приобретательной давности (ст.234 ГК РФ), что закрепляет право на недвижимость. Адвокаты особо указывают на тот немаловажный аспект, что давностное владение будет признано «добросовестным», если проживающее в квартире или доме лицо (гражданин Российской Федерации или его наследник первой, а в исключительных случаях, второй очереди), владело и пользовалось жильём открыто, не скрывая факта проживания.

То есть, если объявится первый собственник, он должен знать, что помещение (помещения) находится в добросовестном владении.

Это даёт право внезапно объявившемуся гражданину в судебном порядке требовать законного возвращения жилого дома или квартиры.

Владение жильём вторым собственником осуществляется не по договору аренды, а на основании документа, выданного БТ�.

Герман Ким

Источник: https://SVOPI.ru/ot_avtora/132044

Новости в России и в мире — Newsland — информационно-дискуссионный портал. Новости, мнения, аналитика, публицистика

Почему нельзя говорить ничейная собственность?

«Горе – думается мне – тому граду, в котором и улица, и кабаки безнужно скулят о том, что собственность священна! Наверное, в граде сем имеет произойти неслыханнейшее воровство!»

М.Е. Салтыков-Щедрин

Собственность, естественно, не священна.

В строгом научном смысле частной собственности вообще не существует – мы употребляем это выражение просто как устоявшееся в быту.

Что подменено в понятии? Священной должна быть не сама по себе собственность, а то основание, по которому человека этой собственностью наградило общество. Хорошая собственность – лишь та, которая получена как медаль или орден – за заслуги перед Отечеством. Всякая иная, основания приобретения которой темны и невнятны – не просто плохая, а, скажем честно – воровская.

Человек получил дом (или деньги на его покупку) – и не может объяснить, за какие заслуги, на каком основании… Так ведь он попросту вор, то есть злейший враг того, что называют «частной собственностью» в хорошем смысле слова!

Лично я, как экономист-теоретик делю «частную собственность» на «честную собственность» и «нечестную собственность». Иначе мы никогда не сможем обнаружить разницы между заслуженным владением и скупкой краденого…

То, что в строго научном смысле «частной собственности» не существует, доказать это легко. «Истинная» частная собственность – такая, которую от посягательств не защищает никто, кроме её владельца.

Если кто-то кроме формального владельца стреляет в грабителей – значит, собственность уже не совсем частная. Вашу квартиру или магазин защищает полиция. Почему? Потому что власть ей велела. А власть велела, потому что она вам это имущество дала. В описанном случае полиция защищает не ваше имущество, а волю власти.

То есть государство решило: этот торговый центр принадлежит Васе. А того, кто говорит: «Не Васе, а мне!», – государство за это наказывает. Если бы его государство не наказывало – вам пришлось бы с ним драться один на один. Его слово против вашего – и ничего боле!

Но государство пулями полиции говорит: «Я отдало это здание Васе. Не смей мне перечить». И защищает не ваше владение, а свою волю предоставить вам это владение.

Но если это так – а это очевидно так – что же скрывают злоумышленники-либералы под ярлыком «частная собственность»? А вот что. Всякое владение предоставлено властью.

Человек не выходит из утробы матери с гаражами, квартирами, земельными участками и прочим «добром». Но! Есть владение морально-обоснованное, а есть преступно-заговорщицкое.

Эти два вида владения либералы злонамеренно слили (как мёд с дёгтем) в одну ёмкость по имени «частная собственность».

Что такое морально-обоснованное владение? Вот, к примеру, генерал владеет большой квартирой. Ему её дало общество, обоснование такое: генерал с орденами, с заслугами, кровь за отечество проливал и т.п. Имеет моральное право пользоваться собственностью…

А что такое преступно-заговорщицкое владение? Пришла к власти банда, мафия (как в1991 г.). Пришла – и раскидала все блага между своими членами, участниками преступной группировки, узурпировавшей власть! Появилась «частная собственность второго рода» – то есть выделение, не имеющее ни моральных, ни каких иных внятных оснований.

Но ведь это слишком заметно и очень сердит людей. Поэтому и породили теорию частной собственности, в которой попытались «замылить» происхождение владения.

Вот вы владеете своей квартирой и считаете её своей частной собственностью? Раз так – то уважайте и частную собственность олигарха-приватизатора, владельца заводов, газет, пароходов! Если у него отбирать пожалованное властью, то и у вас нужно отобрать пожалованное властью…

Логично? Нет.

Когда частная собственность (владение) теряет моральное обоснование, то она теряет и устойчивость, и стабильность. Всякий, кто вчера украл – сегодня (а то и к вечеру вчера) становится собственником наравне с тем, кто свою собственность заслуживал десятилетиями непорочной службы обществу.

Но как в такой ситуации защитить владение морально-обоснованное от захватного права владения криминально-заговорщицкого?

Мораль, извините, какая была 2 тыс. лет назад, такой и осталась, а банды у власти меняться могут хоть через час! Всякая новая банда раздаёт пожалования своим членам – и тут же начинает вопить, что полученный «хабар» (воровская добыча) – есмь «священная и неприкосновенная частная собственность»!

Но мы же учили в школе закон сохранения вещества и энергии. Мы знаем, что собственность не может взяться из ниоткуда! Если её дали одному – значит, у кого-то забрали, так ведь? Если банды меняются у власти и каждый раз перераспределяют собственность – то что, скажите, от собственности остаётся?!

Только одно: грубое и звериное насилие. Есть сила отстоять имущество, есть «прихваты» в действующей власти – оно твоё. Нет сил отстаивать – оно не твоё больше. Пусть ты его сорок лет непорочной службой зарабатывал, но пришёл новый претендент – и выселил тебя вон… И бумажку предъявил от действующей власти – этот теперь моё!

Читайте также:  Почему при беременности нельзя стричь волосы?

Государство, в котором собственность не доказуемая и задокументированная заслуга перед обществом, не «медаль», а нечто невнятное, серое, непонятно откуда взявшееся у владельца – разрушается. Это так же очевидно, как восход или закат Солнца!

Не может государство, которое нищетой наказывает невиновных, а всеми благами земными награждает непричастных – быть крепким и успешным. Оно в руках группы, которая ведёт необоснованное перераспределение собственности, вот и всё!

Семья есть первичное преодоление зоологического эгоизма самца. Он в ситуации «Семь-Я» заботится о семи людях, как о себе самом. Именно потому семья – ячейка общества, которое не может состоять из эгоистов. Человек, который не умеет и не хочет служить даже близким родственникам – не в состоянии служить и большой абстрактной государственной общности.

Важнейший элемент семьи – воспитание. Процесс воспитания состоит из поощрения и наказания. Отсюда и нормальные устойчивые отношения к собственности, которую мы называем в просторечии «частной».

Если собственность получена добродетельным человеком, и за добродетель – тогда её можно и нужно уважать. Тогда она в определённом смысле – «священная»…

Но какая же может быть священная собственность у Ходорковского или Абрамовича, Ахметова или Коломойского? Чтобы уважать их «право собственности» – нужно окончательно свихнуться, потерять ум и совесть… Нужно начать уважать «права собственника» у любого карманника, как только он переложил ворованный кошелёк из кармана жертвы в собственный!

Собственность есть благо. Её выдают в нормальном обществе за хорошие дела, как награду. Её лишают за плохие дела – как наказание. А закладывается система «награда/наказание» в процессе воспитания личности. То есть в семье.

Потому, конечно, без семьи не бывает и частной собственности в хорошем смысле слова. Остаются только удачливые и неудачливые воры и «лохи-терпилы»… И всё это деструктивное поведение людей на местах сказывается на расшатывании скреп государства.

Это и нужно остановить – вернув и семью, и государство, и собственность на моральные основы нормального человеческого бытия.

А иначе – тьма и погибель, и постапокалипсис впереди!
 

Источник: https://newsland.com/user/4297777467/content/chastnaia-sobstvennost-mozhet-byt-tolko-chestnoi-inache-ona-vorovskoi-khabar/6009633

Верховный суд разъяснил, когда можно получить ничей дом

Верховный суд рассмотрел крайне любопытное дело, которое касается оформления прав на недвижимость по так называемой приобретательной давности. Тем, кто не знаком с этим термином, поясним — по закону, если гражданин несколько лет владел какой-то вещью (включая недвижимость), то она может стать его собственностью в силу этой самой приобретательной давности.

Подобные ситуации вряд ли можно назвать редкостью. Ведь есть дома в деревнях, которые годами смотрят на мир выбитыми окнами и разрушаются без владельца, есть разнообразные крупные вещи, которыми много лет пользуются не те, кому они изначально принадлежали. Поэтому вопрос -как чужое может законно стать своим, касается немалого числа граждан.

Итак, в районный суд Саратовской области с иском к сельской администрации и руководству бывшего колхоза обратились два человека. В своем исковом заявлении они написали, что просят признать за ними право собственности на дом в силу приобретательной давности.

В качестве аргументов, почему им надо отдать дом, граждане указали, что много лет назад бывший колхоз предоставил им в пользование эту недвижимость. С тех пор они зарегистрированы в этом жилье, естественно, там проживают и содержат строение, плюс к этому платят за коммуналку. Районный суд с аргументами истцов согласился.

Но это решение не понравилось ответчикам, новому руководству бывшего колхоза, и они пожаловались в областной суд.

Там гражданам отказали. Жильцы спорного дома возмутились и дошли до Верховного суда. Там дело пересмотрели и жалобу жильцов удовлетворили.

Вот позиция Верховного суда в такой ситуации.

Районный суд, разрешая спор в пользу жильцов, написал, что есть 234 статья Гражданского кодекса. В ней сказано, что гражданин или юридическое лицо, являющийся не собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно им владеющий как своим в течение нескольких лет, приобретает на него право собственности.

Если это недвижимость, то срок 15 лет, если просто имущество, то пять лет. Сложившаяся ситуация закону соответствовала — ничего не известно о собственнике дома, а истцы владели домом открыто и непрерывно в течение 15 лет. Областной суд, когда отменял это решение, сказал, что на статью Гражданского кодекса районные коллеги сослались неправильно.

Ведь, вселяясь в дом, истцы заведомо знали, что собственник у дома есть. Более того, их вселение состоялось с согласия представителя собственника дома, ну, а дальнейшая жизнь в нем новых жильцов шла по договору безвозмездного пользования. А это полностью исключает возможность владения этим имуществом как своим собственным.

Вот на это, второе решение Верховный суд и написал, что выводы суда сделаны «в отсутствие всех установленных обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела».

Судебная коллегия по гражданским делам ВС напомнила, что были разъяснения Пленума ВС (N10) и Пленума Высшего Арбитражного суда N 22 от 2010 года. Там подчеркнуто: владение имуществом как своим собственным означает владение не по договору.

Именно по этой причине статья 234 Гражданского кодекса не применяется, если владение имуществом осуществляется на основе договора (аренда, хранение, безвозмездное пользование и прочее). Право собственности по приобретательной давности, как сказано в Гражданском кодексе (ст.

225 и 234), может быть лишь на имущество, бывшее чьей-то собственностью или бесхозное. Так что главное в такой категории дел — установление принадлежности спорного имущества.

Выяснилось: колхоз построил этот дом в 1979 году. В 1992 году колхоз стал товариществом — ТОО, и через три года передает семье истцов во владение этот дом и участок. Еще через два года товарищество превращается в сельскохозяйственный кооператив — СПК.

За все это время было несколько правительственных документов, которые обязывали местные организации разобраться со своим жилым фондом. Жилье надо было либо передать в пользование тех, кто в нем живет, либо перевести его на баланс предприятия. Чтобы решить спор правильно, сказал Верховный суд, надо было выяснить правовой режим жилого фонда бывшего колхоза. Но этого облсуд не стал делать.

Удалось лишь выяснить, что в 2012 году Арбитражный суд области прекратил дело о признании права собственности СПК на жилые строения, включая и дом, по которому судились. ВС напомнил: один из основных принципов земельного законодательства — единство судьбы земельных участков и прочно связанных с ним объектов.

Суд выяснил: участок, на котором стоит спорный дом, оформлен в частную собственность на ту семью, которая когда-то и получила дом с участком. Но вот дом на собственном участке ее хозяину не принадлежит. Почему-то и этот факт не заметила и не учла вторая инстанция.

По решению Верховного суда апелляция обязана пересмотреть дело заново с учетом разъяснений Верховного суда.

Источник: https://rg.ru/2013/12/10/dom.html

Собственность – своя, чужая и «ничейная»

Законы частной собственности

Два игровых кубика могут занести вас на «шикарный» земельный участок или в тюрьму, заставить выложить денежки или дать небольшую передышку.

Итак, вы попали на участок собственности – свой, принадлежащий другому игроку или пока никем не занятый. Это три вида недвижимости – земельные участки различных цветовых групп, станции и коммунальные предприятия. Номинальная стоимость этой недвижимости указана тут же, на игровом поле. Ваши дальнейшие действия зависят, прежде всего, от того, чья это собственность.

«Ничейная» собственность

Если вы попали на никому еще не принадлежащий участок, можете его купить за указанную сумму. Заплатите банку, получите карточку на право собственности и положите ее возле себя лицевой стороной вверх. Можно отказаться от покупки, тогда недвижимость продается с аукциона.

Казалось бы, зачем отказываться? Во-первых, если участок не подходит по цвету. Купив в начале игры недвижимость, например, зеленой цветовой группы, стоит постараться собрать все зеленые участки.

Тогда вы будете получать повышенную арендную плату с игроков, оказавшихся на вашей собственности. Можно также приступить к застройке участка домами и отелями, что многократно повысит его прибыльность.

Другой, менее оптимистичный, вариант – если вы уже изрядно потратились, то у вас попросту может не оказаться нужной суммы. Но эту проблему можно решить, взяв ссуду под залог другой своей собственности. Рискованно? Но кто не рискует, тот, как известно, вообще редко выигрывает в чем бы то ни было.

Чужая собственность

В течение игры вы не раз забредете и на чужую территорию. Увы, в этом случае придется раскошеливаться – арендная плата, которую вы обязаны заплатить владельцу участка, указана в его карточке на право собственности.

Если же «арендодателю» принадлежат все участки этой цветовой группы, и ни один из них не заложен, плата за аренду удваивается.

И уж совсем туго вам придется на чужом участке, застроенном домами и отелями – аренда многократно увеличится, а как именно – указано на карточке, свидетельствующей о праве собственности противника.

Спасти от растрат в этом случае вас может только то, что именно этот участок находится в залоге, или случайность – владелец участка забудет или не успеет потребовать арендную плату до того, как следующий игрок бросит кубики.

Станции и коммунальные предприятия

Попав на чужую станцию, также придется платить. Сумма арендной платы зависит от того, сколько их находится в собственности у владельца: если одна, стоимость аренды составит 25 долл., две станции – 50 долл., три – 100 долл., счастливому обладателю четырех станций вы заплатите 200 долл.

«Стоянка» на коммунальных предприятиях (водопровод и электростанция) обойдется в сумму очков, выброшенную на кубиках, помноженную на 4. Владелец обоих коммунальных предприятий вправе взять с вас удесятеренную сумму очков на кубиках.

Личная собственность

Оказавшись на собственном участке, можно облегченно вздохнуть – здесь вам ни за что не придется платить, или подосадовать – заработать тоже не удастся.

Источник: http://moneypoly.ru/monopoly/property.htm

Мой сосед по даче забросил участок и перестал за ним смотреть

Мои соседи по даче не размежевали участок, не платят взносы за вывоз мусора и даже не показываются. Я думал, что владельцев вообще нет, и попросил администрацию района выделить мне эту землю через аукцион. Но выяснилось, что ее уже выделили в 1993 году некой гражданке. Я нашел ее, а она заявила, что продала этот участок 15 лет назад.

Читайте также:  Почему нельзя материться девушке?

Подскажите, неужели право собственности на землю не предполагает никаких обязанностей? Хотя бы минимальных, например косить сухостой? Можно ли как-то найти соседа или лишить его собственности? Найти сам не могу: ни Росреестр, ни сельсовет, ни районная администрация не знают собственника и говорят, что не обязаны знать.

Странно: если за квартиру не платить, то быстро выселяют. А тут получается схожая ситуация без срока давности. Вдруг хозяина вообще нет: например, он умер, а наследников нет?

Что вообще в такой ситуации можно сделать?

Игорь К.

Любое право собственности состоит из трех элементов.

Право владения — это право физического, материального контроля над объектом собственности. То есть вы, как владелец земли, можете ее огородить и никого туда не пускать, а как владелец дорогой картины — спрятать и никому не показывать.

Право пользования — это право использовать свое имущество любым способом, который не запрещен законом, в том числе и извлекать выгоду из пользования. Например, сдавать в аренду квартиру, как ее владелец, или отдавать картину для экспонирования в галерею и получать с этого деньги.

Вас в этом списке интересует третий пункт. Существует несколько вариантов возможного развития событий.

Закон прямо говорит: если участок для ведения сельского хозяйства, индивидуального жилищного или иного строительства не используется по назначению более трех лет, его можно изъять у собственника.

Более того, за это еще сначала оштрафуют. Штраф считается от кадастровой стоимости и будет не менее 20 000 рублей.

Участок изымают только на основании решения местного органа самоуправления: мэрии, городской или поселковой администрации и так далее. Если собственник согласен, участок сразу уходит на публичные торги.

Если не согласен, решение может принять только суд по иску местной администрации. После того как суд принял решение, через шесть месяцев участок продается с публичных торгов.

Средства от продажи идут бывшему собственнику за вычетом расходов на процедуру изъятия. Цену продажи определяет независимая оценка.

Таким образом, вы напрямую не можете повлиять на изъятие участка у собственника. Есть только вариант предложить администрации изъять его или обратиться в суд. Насколько они в этом заинтересованы — сказать сложно.

Существует такая форма перехода права собственности, как приобретение права собственности на вещь, у которой нет хозяина, — бесхозяйную вещь. Тут есть варианты: собственника нет, он неизвестен или он отказался от прав.

Остальные варианты не подходят. У земли всегда есть собственник. Если собственника — неважно, физического или юридического лица — нет, значит, собственник — Российская Федерация, или регион, или муниципалитет.

То, что собственник неизвестен, тоже не основание признавать землю бесхозной. Если право на земельный участок когда-то возникло, оно должно быть зарегистрировано в установленном порядке.

Если право не зарегистрировано, его вообще нет, потому что право собственности возникает с момента его регистрации.

Если нет доказательств отказа бывшего собственника от прав признать именно землю бесхозяйной — ничего не выйдет. Строение можно признать бесхозяйным, а землю — нет.

Судя по тому, что участок выделен давно, я вообще не уверен, что он выделен на основании права собственности. Возможно, он был выделен на основании права пожизненного наследуемого владения, которое надо было переоформлять, но его не переоформили. Если сведений в Росреестре об этом нет, значит, его не переоформили. Это сложный вопрос, и в этой статье я не буду в него углубляться.

По кадастровому номеру или адресу участка можно обратиться в любой МФЦ, в котором оказывают услуги Росреестра, за выпиской по земельному участку. Там должен быть указан собственник. Росреестр не может отказать, если вы подали официальный запрос: они должны или дать сведения, или указать, что сведения о собственнике в реестре не зарегистрированы.

Если в Росреестре сведений нет, значит, нужно обращаться за архивными документами в местную администрацию. До того как стали вести единый реестр, учет вели именно они. Можете приложить к заявлению копию публичной карты и обвести интересующий вас участок маркером.

При этом я допускаю, что, если земля находится в небольшом сельском поселении, за 20 лет администрация могла потерять все архивы и не хочет в этом сознаваться. Там будут пытаться переложить все на Росреестр, у которого нет документов за тот срок. В этом случае вряд ли удастся найти собственника.

Никаких гарантий, что это подействует, нет, но попробовать можно.

Если у вас есть вопрос об инвестициях, личных финансах или семейном бюджете, пишите. На самые интересные вопросы ответим в журнале.

Источник: https://journal.tinkoff.ru/ask/uchastok-proschay/

Ничейная экономика

27 Марта 2019

Более 85 процентов кладбищ являются бесхозяйными. Каждая пятая автодорога формально не имеет собственника. От 30 до 70 процентов, в зависимости от региона, составляет доля ничейных объектов геодезической сети (меток, с помощью которых ведется межевание земельных участков и кадастровая оценка). Почти половина распределительных газопроводов не поставлены на баланс. Как это стало возможным? И кому это выгодно?

Обсудим тему с доцентом НИУ ВШЭ, кандидатом социологических наук Ольгой Моляренко.

Мы смотрели, сколько дорог было зарегистрировано в СССР и сколько из них оформлены сегодня

Существует ли методика, позволяющая определить масштабы бесхозяйной экономики? Откуда, например, известно, что каждая пятая дорога в России — ничья?

Ольга Моляренко: Это можно высчитать косвенными методами. Исследование проводилось фондом «Хамовники» в рамках проекта «Конструктивная роль неформальных отношений в системе государственного и муниципального управления». Мы изучали статистику советского периода по дорожной сфере.

В 50-х годах появилась тенденция скидывать все грунтовки с балансов, оставлять у себя только асфальтовые дороги. С конца 2000-х мы наблюдаем обратную тенденцию — возвращение грунтовых дорог на балансы. В общем, с ними ситуация довольно непрозрачна, грунтовки мы вынесли за рамки анализа.

Поэтому смотрели, сколько дорог с твердым покрытием было максимально зарегистрировано в советский период, сколько было с тех пор построено и сколько из них оформлены сегодня.

Какие-то из этих дорог уже, наверное, ушли в небытие и разрушились, поскольку населенные пункты, предприятия там позакрывались и дороги к ним не нужны. Они тоже списаны с баланса. Могли быть списаны с баланса и какие-то ведомственные дороги, если закрыли, допустим, военные части.

Но это уже методологические погрешности. А так все просто: от максимально возможного в советское время и построенного впоследствии отнимаем то, что есть сегодня, и получаем примерно тот объем дорог, который находится в «ничейной» собственности.

Остается искать обходные схемы, уповать на социальную ответственность бизнеса или просто призвать население скинуться

А бесхозяйные кладбища как были подсчитаны?

Ольга Моляренко: С кладбищами гораздо труднее. Здесь система была сильно децентрализована, и статистика даже в советские годы не велась. Поэтому мы брали исключительно косвенные оценки. Например, прикидывали, сколько приблизительно у нас должно быть кладбищ, исходя из количества населенных пунктов.

Скажем, полагалось примерно одно кладбище на три-четыре небольшие деревни. Но это все, к сожалению, косвенными методами, поэтому статистика очень сильно «гуляет». Тем не менее, исходя из оценок основных акторов в этой сфере, можно сказать, что более 85 процентов кладбищ сегодня не имеют хозяина.

С поправкой на региональную специфику бесхозяйное имущество есть везде

Откуда взялись эти ничейные мосты, кладбища, дороги, водопроводы? Они были чьими-то когда-то?

Ольга Моляренко: В советское время огромное количество объектов строилось хозспособом, то есть без проектной документации и технической подготовки. У тех же совхозов и колхозов было существенное количество инфраструктуры, проложенной хозспособом. Строили без планов, потом брали себе на баланс и сами обслуживали.

Именно так появлялись дороги в сельской местности — те, которые сегодня ничейные. Дороги прокладывались и крупными промышленными предприятиями типа КамАЗа. Они могли также прокладываться органами власти или крупными ведомственными учреждениями (например, учреждениями системы ГУЛАГа) для своих нужд.

Или какими-то военными ведомствами. До середины 90-х они у них на балансе стояли. А когда началось вставание на рыночные рельсы, от непрофильной инфраструктуры стали массово избавляться. И от дорог, и от детских садов…

Да, представьте, сегодня есть даже бесхозяйные детские сады — здания, списанные с балансов и до сих пор не оформленные.

Почему списывали с баланса — понятно. Но почему затем не оформляли?

Ольга Моляренко: На первых порах муниципалитеты могли все это поддерживать, даже не ставя на свой баланс.

Был принятый в 1995 году закон о местном самоуправлении, дававший муниципалитетам право заниматься всей социально-экономической деятельностью на своей территории.

Неважно, оформлен объект или нет, твой он или бесхозяйный, ты можешь потратить деньги на ремонт. Либо прямым финансированием, либо через муниципальное унитарное предприятие (МУП).

Почему же сейчас это стало проблемой?

Ольга Моляренко: Во-первых, сильно поменялось регулирование местного самоуправления. Раньше муниципалитеты отвечали за все на своей территории, а сейчас они отвечают за исполнение только своих функций (вопросов местного значения). Во-вторых, у нас потихоньку меняется законодательство о государственных и муниципальных закупках.

Сегодня для того, чтобы отремонтировать или построить какой-то объект, он должен быть в собственности именно той организации, которая заказывает подобные работы. Параллельно с ужесточением законодательства ужесточились и правила оформления. Раньше имущество просто стояло на техническом балансе у муниципалитетов.

А сейчас его нужно ставить на баланс в Росреестре, подготавливать кадастровые планы, вызывать инженеров… Кроме того, чрезмерную активность проявляют контрольно-надзорные органы.

Если раньше выделение денег на содержание неоформленной дороги или ремонт неоформленного кладбища могло пройти незамеченными, то теперь контролеры и проверяющие стали более тщательно изучать, на что муниципалитеты тратят деньги.

Когда я проводила первое исследование по качеству официальной статистики, я всегда задавала своим респондентам из числа муниципальных служащих вопрос: за что чаще всего вас «кошмарит» прокуратура? Оказалось, очень часто — за бесхозяйное имущество.

Никогда не стояло острой проблемы, и вдруг выясняется, что содержание бесхозяйной дороги или кладбища муниципалитет не вправе финансировать из своего бюджета. Честно говоря, приступая к изучению этого явления — ничейной инфраструктуры — я думала, что оно будет менее масштабным. Но на сегодняшний день я еще не встретила ни одного муниципалитета, в котором не было бы хотя бы нескольких бесхозяйных объектов. Это явление очень массовое, и оно практически не зависит от экономического положения субъекта. В Москве тоже есть бесхозяйное имущество. И в нефтегазодобывающих регионах. И в Приморском крае. И на Кавказе. Оно есть везде. С поправкой на региональную специфику.

В Московской области недавно только официально насчитали 560 «проблемных дорожных участков», иными словами — плохих дорог. Из них половина — муниципальные, 20 процентов — региональные, а 30 процентов — ничьи. Но какая разница, кому принадлежит та или иная дорога, если их состояние одинаково? Та, у которой есть хозяин, она же ничем не лучше.

Читайте также:  Почему нельзя спать, когда в доме покойник?

Ольга Моляренко: Я бы так не сказала. Бесхозяйные дороги, они все-таки в более ужасающем состоянии. Даже если муниципальные образования хотели бы сделать что-нибудь минимальное, хотя бы гравия насыпать, им это закон не разрешает.

Остается искать обходные схемы, уповать на социальную ответственность какого-нибудь местного бизнесмена или просто призывать население скинуться. Если, скажем, происходит прорыв сети водоснабжения, которая за кем-то числится, эта авария достаточно оперативно устраняется. А если сеть ничейная, начинают долго выяснять, кто же ее собственник.

Потом говорят: слушайте, официально мы не имеем права ее ремонтировать, это нецелевое расходование бюджетных средств.

Ольга Моляренко:Например, у минобороны и у ФСИН таких объектов огромное количество. Представьте, раньше где-то был военный городок с соответствующей инфраструктурой — домами для офицерского состава, продовольственным магазином, отдельной линией электропередач и подстанцией… А потом было сказано: ребята, инфраструктуру надо сокращать. И ее сократили.

Дома на территории этой части были приватизированы, жильцы получили в собственность квартиры. Но весь кусок земли между этими домами, он все равно остался ведомственным. И на нем муниципалитет не может заменить разбитый фонарь или отремонтировать участок асфальта — это нецелевое расходование средств.

А минобороны говорит: извините, это уже не наши объекты, мы не будем этим заниматься. Потому что формально на участках минобороны может находиться только имущество, имеющее отношение к деятельности оборонного ведомства, а все остальное они обслуживать не должны.

Непосредственно воинская часть уже небольшая, продолжает действовать, дома приватизированы, а снег на остальной территории никто не чистит, за фонарными столбами никто не следит и т.д.

Поэтому что делают муниципальные службы? Они, как рассказал мне один начальник управления городским хозяйством, посылают в город свои снегоуборочные машины, а на обратном ходу у тех «случайно» падают щетки, и они чистят «чужую» территорию.

Не может же, говорит он, контрольный орган привлечь нас за то, что у нас щетки случайно падают? А для того, чтобы прокладывать асфальт, ремонтировать социальные объекты, приходится обращаться к предприятиям города. Либо нецелевым образом расходовать средства, то есть тратить на одну дорогу, а на самом деле ремонтировать другую.

Тратим как бы на эту, на которую официально позволено тратить, а ремонтируем ту, которая нуждается в ремонте. То же самое у нас везде со «фсиновской» инфраструктурой. Там колонии были поселкообразующими предприятиями. И там тоже жилье для сотрудников. Первое время жильцы платили колонии, скажем, за воду, поставляемую колонией по единому водопроводу. Потом это стало запрещено, поскольку колония не является ресурсопоставляющей организацией и не имеет права на оказание этой услуги.

Ольга Моляренко:Официально его нет. В том смысле, что муниципалитет должен с нуля строить собственную коммунальную инфраструктуру, не зависимую от колонии, а денег у него на это нет, потому они стараются убедить учреждение продолжать снабжение.

Знаете, что чаще всего делают колонии? Они берут и перекрывают поставки на «чужую» часть территории: как хотите, так и выкручивайтесь, стройте свою систему водоснабжения.

Что касается минобороны, то оно, в общем, было бы не против отдать инфраструктуру муниципалитету, но для этого надо ее оформить, участки под ней отмежевать, то есть вызвать кадастровых инженеров, поставить в Росреестре на учет… И все это стоит денег.

Поэтому они говорят: а зачем нам это нужно? Зачем тратиться, чтобы кому-то отдать? Если муниципалитеты хотят это забрать, то пусть сами и отмежевывают. А муниципалитеты говорят: мы бы с радостью, но если потратим деньги на отмежевание, то это нецелевые расходы.

Нам сразу скажут: почему вы межуете чужой участок? Кроме того, если вы что-то кому-то отдаете, то, согласно нашему законодательству, должны этот объект либо отдавать в хорошем состоянии, либо финансировать его ремонт. То есть нельзя довести военный городок до разрухи, а потом передать и сказать: сами восстанавливайте и за свои деньги.

Все неоформленные объекты сегодня проходят естественный отбор

В стране есть и ничейные улицы. А их происхождение каково?

Ольга Моляренко: Это у нас пошло от приватизации многоквартирных домов. Когда муниципалитеты оформляли свою собственность, они говорили: нам принадлежат улицы, дороги, общегородские коммуникации…

А когда жилой дом оформлял себе земельный участок, жильцы не очень хотели платить налоги с него и не собирались отвечать за прилегающие территории. Поэтому почти всюду земельные участки под домами оформлены по фундаменту, «по углам дома».

И получается, что придомовые автостоянки, придомовые проезды, они ничейные. Управляющая многоквартирным домом компания говорит: извините, а вы нам за обслуживание этой территории не платите, вы даже передать ее нам не можете, потому что она не ваша.

А город говорит: извините, дом — это ваша территория, так что за стоянку машин и за проезд к дому отвечайте сами, это не общегородские объекты.

Как только мы признаем, что эта проблема имеет федеральный масштаб, нам придется что-то всерьез предпринимать

Тем не менее эти объекты существуют, кто-то их содержит, на них зарабатывает. Фактически это незарегистрированные коммерческие предприятия. Так?

Ольга Моляренко: Все неоформленные объекты сегодня проходят естественный отбор. Те из них, которые нужны и пользуются спросом, пусть даже они не оформлены, поддерживаются в относительно нормальном состоянии. А в сельской местности, в исчезающих деревнях все это просто уходит в небытие. Кладбища зарастают лесом, сравниваются с землей, памятники разрушаются, дороги покрываются травой…

Сохранить неоформленные дороги, мосты, кладбища там, где они реально нужны, — есть для этого легальные способы?

Ольга Моляренко: Легальных практически нет. Есть лишь различные уловки. Например, через муниципальные закупки заказываете ремонт одних объектов, а на самом деле ремонтируете другие. Или можно завысить цену контракта с негласной договоренностью, что подрядчик будет у вас содержать не только данные объекты, но еще и те, которые не оформлены.

Что еще можно сделать? Можно не завышать цену контракта, но дать подрядчику какие-то льготы или неформальные преференции.

Скажем, частная жилищная компания гарантирует, что, помимо вывоза мусора с обычных объектов, она регулярно вывозит еще и мусор с неоформленного кладбища, а мы ей гарантируем, что она в следующем году у нас выигрывает этот же контракт через муниципальные закупки. Есть и другие способы.

На ваш взгляд, проблема бесхозяйного имущества осознается на государственном уровне?

Ольга Моляренко: Она, я бы сказала, очень старательно не осознается. Легче утверждать, что это проблема отдельных муниципалитетов, и тогда не нужно менять законодательство, не нужно выискивать финансовые ресурсы на оформление ничейных дорог, улиц, кладбищ…

А как только мы признаем, что эта проблема имеет федеральный масштаб и что в существовании ничейной собственности виноваты не отдельные муниципалитеты, нам придется что-то всерьез предпринимать.

Например, объявить амнистию для муниципалитетов по оформлению имущества, упростить регулятивную составляющую или выделить дополнительные средства на оформление.

Это настолько дорого, что легче делать вид, будто существование ничейной собственности — локальная проблема. Но эта проблема глобальна. И рано или поздно ее все равно придется решать.

Ольга Моляренко — кандидат социологических наук, доцент НИУ ВШЭ, заместитель председателя экспертного совета фонда «Хамовники» по науке. В 2012 году окончила Факультет государственного и муниципального управления НИУ ВШЭ. В 2016 году защитила кандидатскую диссертацию по социологии управления.

Является одним из ведущих специалистов в области полевых исследований местного самоуправления, качества официальной статистики и неформальных отношений в государственном и муниципальном управлении.

В 2014 году исследование статистики было признано одним из самых интересных по версии портала «Открытая экономика».

Источник

Источник: http://sroroo.ru/press_center/news/2973810/

Проживание в чужом доме на протяжении 15 лет позволит превратить его в частную собственность

Проживание в чужом доме на протяжении 15 лет позволит превратить его в частную собственность. Именно к такому решению пришел Верховный суд России.

Сегодня права на недвижимость можно оформить даже на чужую собственность. Это становится возможным благодаря так называемой приобретательной давности, другими словами, в результате многолетнего
пользования.

Согласно российскому законодательству любой желающий может стать собственником недвижимости, если владел ею в течение 15 лет, и любой другой вещи, если она находилась в его пользовании 5
лет.

Так, статья 234 Гражданского кодекса предусматривает, что гражданин или юридическое лицо, которые не считаются непосредственными собственниками имущества, но открыто и непрерывно владели им в течение определенного времени, приобретают на него право собственности.

Срок владения будет продолжаться даже в том случае, когда текущий владелец оказался правопреемником предыдущего. Доказательствами владения могут стать коммунальные платежи, квитанции и справки, а также слова соседей, постоянно проживающих поблизости. Гражданский кодекс РФ предполагает, что полноправным собственником человек сможет стать лишь при добросовестном владении имуществом.

Несмотря на то что возможность такой регистрации распространена не очень широко, да и знают о ней немногие, подобные случаи встречаются в судебной практике. Не так давно с аналогичной просьбой в один из районных судов Саратовской области обратились два человека, пишет «Купи-продай» со ссылкой на «РГ».

Граждане попросили признать за ними право собственности на дом,
некогда принадлежавший бывшему колхозу. Свою просьбу истцы подкрепили доказательствами того, что эта недвижимость была предоставлена им в пользование более 20 лет назад.

Зарегистрировавшись в этом
доме, граждане непрерывно там проживали, поддерживали строение в хорошем состоянии и исправно оплачивали коммунальные услуги. При этом собственник жилья за все эти годы ни разу не дал о себе
знать.

Районный суд с аргументами истцов согласился, одобрив их стремление оформить права на дом. Однако ответчики в лице нового руководства колхоза мириться с этим не стали и отправились в областной
суд.

Он, в свою очередь, сослался на то, что граждане знали о собственнике, но все равно поселились там. Поскольку дом принадлежал им по договору безвозмездного пользования, они не могли
распоряжаться имуществом. В связи с этим жильцам спорного дома отказали.

Однако они от дома отказываться не захотели, поэтому обратились в Верховный суд. Там дело пересмотрели, выслушали
аргументы всех сторон, после чего претензии истцов удовлетворили.

Как оказалось, они могли бы оформить право собственности по приобретательной давности, если недвижимость числится как бесхозная или
имевшая владельца лишь ранее.

В ходе проверки удалось выяснить, что дом был построен колхозом еще в 1979 году. Семья заселилась туда только в 1992 году. За это время колхоз успел превратиться в товарищество, а позднее — в сельскохозяйственный кооператив.

Пока он менял статус, вопрос жилого фонда никто не решал, потому недвижимость не перевели на баланс предприятия. В то же время участок,
на котором стоит спорный дом, находится в собственности истцов.

А это можно считать веским доказательством того, что граждане имеют полное право распоряжаться недвижимостью.

Источник: https://altapress.ru/realty/story/prozhivanie-v-chuzhom-dome-na-protyazhenii-let-pozvolit-prevratit-ego-v-chastnuyu-sobstvennost-123674

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector