Почему нельзя смеяться над ребенком?

Почему нельзя смеяться над ребенком?

Катагелофобия у ребенка: к чему приводят насмешки родителей

Воспитание ребенка – сложная задача, часто родители не знают, как нужно поступать в процессе воспитания, а чего лучше избегать. Одним из вопросов является следующий: а можно ли смеяться над ребенком? Действительно, стоит подробнее рассмотреть данный момент.

Если ребенок или подросток постоянно подвергается насмешкам, это может привести к изменению личности и возникновению страха быть смешным для окружающих, который в дальнейшем способен даже потребовать вмешательства психолога.

По данным специалистов, есть люди, особенно чувствительные к насмешкам. У них страх и мнительность развиты до такой степени, что им кажется, что смех или даже улыбка окружающих связаны обязательно с ними. У таких людей нередко присутствуют приступы паники, которые проявляются головокружением, дрожью в теле и обильным потоотделением.

Такая боязнь, как страх насмешек, носит название «катагелофобия». Это навязчивый страх, который проявляется в том, что человек ассоциирует смех окружающих с собой и ощущает, что делает что-то, что вызывает его. Такое расстройство чаще встречается в подростковом возрасте у неуверенных в себе, застенчивых ребят, которые боятся быть непризнанными в обществе.

Может произойти и такое, что эти ощущения от насмешек родителей останутся с человеком надолго, затрудняя его социальную адаптацию и провоцируя панику перед отношениями с людьми, особенно с незнакомыми. Это может привести к изоляции человека от общества или к развитию депрессии.

Почему нельзя смеяться над ребенком?

Основная причина возникновения катагелофобии, по мнению психологов, заключается в травмирующих насмешках в детстве и подростковом возрасте, когда у ребенка начинают формироваться индивидуальные черты личности. В этом возрасте они крайне чувствительно относятся к любым воздействиям и оценке своих поступков и внешности со стороны.

Почему родителям нельзя смеяться над ребенком

Родители должны всегда особенно внимательно относиться к своим детям. Недостаток внимания, ласки и любви, сарказм и насмешки с их стороны могут привести к возникновению у ребенка чувства стыда или унижения. У подростков в ответ на такие действия или бездействие могут развиться застенчивость и защитное поведение.

Почему нельзя смеяться над ребенком?

Родители и другие взрослые, например учителя, должны всячески избегать насмешек над ребенком и неуважительных оценок его поведения. Нельзя наказывать ребенка за ошибки, совершенные им, а также использовать другие методы, такие как лишение ласки, внимания, или проявлять повышенный контроль.

Не стоит слишком придирчиво относиться к ребенку, к манере его поведения или высказываниям. Родителям стоит вместе с ним рассуждать и делиться мнениями, убеждать ребенка. Никогда нельзя сравнивать его с другими. Подобное сравнение довольно сильно отражается на самооценке и развивает неуверенность в себе.

Нельзя также вешать на ребенка ярлыки: «Ты такой медлительный, неряшливый…» и др. Такие фразы могут прочно закрепиться в его сознании как часть образа и характеристика личности, которая еще формируется.

Довольно трудно предугадать, как маленький ребенок отреагирует на смех взрослых, поэтому если возникает неловкая ситуация, лучше относиться к ней с улыбкой, стараться не акцентировать внимание на этом. Если родители будут позволять себе смеяться над малышом, то со временем у него может развиться комплекс неполноценности.

Даже любимое творческое занятие, если таковое имеется, после насмешек потеряет для него интерес. Нельзя смеяться над ребенком, можно смеяться вместе с ним.

Родители также должны научить своего ребенка адекватно реагировать на насмешки, объяснить ему, что от них никто не застрахован. Если ребенок не обладает достаточной долей самокритики, он не сможет сам посмеяться над собой, а смех других будет вызывать у него только злость и страх. Умение смеяться над собой помогает снять эмоциональное напряжение и расслабиться в любой стрессовой ситуации.

Нельзя смеяться над малышом, у которого начался 3 приступ истерики или гнева. К чему приводят насмешки родителей в этом случае? Ребенок будет еще больше плакать и злиться. В такой ситуации кроху надо успокоить, а не смеяться над ним.

Если, к примеру, подросток страдает катагелофобией и она провоцирует у него защитный стиль жизни, изолирует его от общения со сверстниками, тогда стоит обратиться за помощью к специалистам.

Почему нельзя смеяться над ребенком?

Родителям надо запомнить несколько моментов, когда нельзя отшучиваться и смеяться над ребенком.

  1. Если он рассказывает о своей влюбленности, и не важно, сколько ребенку при этом лет, 5 или 15.
  2. Если он рассказывает о своем одиночестве, тоске, скуке.
  3. Когда ребенок рассказывает о своих переживаниях. Чаще всего родители допускают именно такую ошибку, они пытаются обесценить его переживания, отвлечь от них, переводя все в шутку или смеясь над ситуацией. Ребенок же расценивает это как непонимание и нежелание помочь.
  4. Когда у него что-то не получается. Зачастую родители подшучивают и высмеивают неудачи ребенка, надеясь таким образом подтолкнуть его к достижению цели. Но данный способ только унижает его. Возможно, ребенок приложит усилия и достигнет поставленной цели, но уже не по своему желанию, а из-за страха унижения.

Если ребенок обращается к родителям за поддержкой и советом, хочет услышать их мнение, он ждет от них некоего эмоционального отклика, но никак не смеха.

Такая реакция формирует в детях чувство неуверенности, замкнутости, стеснительности, стыда, отсутствие собственного мнения и четкой жизненной позиции.

Малыши еще не понимают некоторых шуток взрослых и могут воспринять их как личное оскорбление.

Конечно, родители могут посмеяться над рассказами своего ребенка, например, над выдуманной им историей или интерпретацией тех или иных явлений, но нужно четко оценивать ситуацию, когда смех уместен и ребенок посмеется вместе с родителями, а когда ему действительно нужны серьезный совет или помощь.

Материал подготовлен редакцией сайта ladycharm.net

Источник: https://ladycharm.net/2018/10/boyazn-nasmeshek-u-detej/

Можно ли смеяться над ребёнком

Почему нельзя смеяться над ребенком?

Для каждого из родителей – воспитание своих детей далеко не самая простая задача. У них часто появляется большое количество вопросов: что можно делать в отношении ребёнка, а что – нет.

Один из таких вопросов, волнующий многих родителей, который может возникнуть в отношении воспитания и социализации детей — можно ли смеяться над ребенком?

Большинство детских психологов практически единогласно ответят, что делать это категорически нельзя. Постараемся объяснить почему. Для ребёнка самые значимые люди среди взрослых – родители. Мнение родителей всегда будет весомо и ценно для ребёнка.

Любой ребёнок, обращаясь к взрослым за поддержкой, советом, мнением ожидает найти эмоциональный отклик, соответствующий ситуации. Например, дети любят увлечённо рассказывать и объяснять различные явления природы и желают посвятить родителей в свои наблюдения, которые часто оказываются смешными и неправдоподобными.

Но только не для ребёнка, который обращается к своим родителя, ожидая от них одобрения, и, никаким образом не смеха. Смех со стороны взрослых существенно понижает самооценку ребёнка, формирует в нём чувства постоянной неуверенности в своих силах, замкнутости, стеснительности, стыдливости, отсутствие собственного мнения и жизненной позиции.

Всё это касается детей любого возраста и пола.

Почему нельзя смеяться над ребенком?

Единичное высмеивание ребёнка никогда бесследно не пройдёт для формирования его психики и характера. В следующий раз, ребёнок осознано или нет, подумает, стоит ли обращаться к людям, которые не относятся к нему серьёзно.

Если вы не хотите находиться на значительной эмоциональной дистанции от своих детей, и желаете, чтобы они в любой ситуации обращались к вам, то относитесь к ним и их словам и поступкам серьёзно, ни в коем случае не высмеивая.

Источник: http://good-sovets.ru/mozhno-li-smeyatysya-nad-rebnkom/

Нельзя смеяться над чужими недостатками

Лев Семёнович Выго?тский — советский психолог, основатель исследовательской традиции, названной в критических работах 1930-х годов «культурно-исторической теорией» в психологии. Автор литературоведческих публикаций, работ по педологии и когнитивному развитию ребёнка.

«Глазами дочери» — так назвала Гита Львовна Выгодская одну из глав книги об отце. В ней личные воспоминания детства о том, каким человеком был отец, кем он был для нее и как складывались их взаимоотношения.

***

Однажды, помню, я вернулась из школы гордая и счастливая — за какую-то очень важную контрольную работу я получила самую высшую оценку.

Рассказывая об этом, я не без удовольствия сказала, что моя соседка по парте получила отметку ниже, чем я, так как не успела у меня что-то списать.

И вдруг вместо ожидаемой радости отца я увидела, что он очень огорчен и не пытается скрыть это.

Я не могла понять причины его огорчения. Он сказал, что это, конечно, хорошо, что я справилась с трудной работой. Но он не понимает, как можно радоваться чужой неудаче? Надо быть добрым к людям и всегда стараться им помочь. Мне стало стыдно перед ним за ту радость, которую я испытала от того, что превзошла одноклассницу.

Почему нельзя смеяться над ребенком? Л.С. Выготский с женой Розой Ноевной и дочерьми Гитой и Асей

Но, осудив мой поступок, папа показал мне путь к исправлению. Он сказал, что советует мне спросить у моей соседки по парте, что ей непонятно, и предложить ей помочь, объяснить непонятное. «Конечно, если ты действительно хочешь ей помочь, то предложить помощь нужно от души, чтобы она поверила, что ты желаешь ей добра».

И потом добавил: «Я прошу тебя, пожалуйста, всегда относись к людям по-доброму, всегда старайся помочь. И никогда не радуйся чьей-либо неудаче». Мне было стыдно, и от моей радости ничего не осталось. Но отец, чтобы научить добру, не побоялся омрачить мою радость, даже разрушить ее. Этот урок запомнился мне на всю жизнь.

Почему нельзя смеяться над ребенком? Папа страдальчески (да, да, именно так) посмотрел на нас, и мы присмирели. Потом, с обычной своей деликатностью, он сказал: «Борис Григорьевич! Мне кажется, это не Ваши галоши», на что Столпнер ответил: «Нет, Лев Семенович, я хорошо знаю свои галоши». Отец пытался очень тактично добавить, что ему кажется, что это женские галоши, но Столпнер продолжал терзать их, пока не убедился окончательно в негодности попытки надеть их. В другой раз он спутал дверь в туалет и ломился в запертый бельевой шкаф. Стоявший рядом отец робко говорил ему: «Мне кажется, Борис Григорьевич, Вы не ту дверь открываете», на что Столпнер ответил: «Нет, Лев Семенович, я отлично знаю Вашу дверь». Папа предусмотрительно посмотрел на нас, и мы сдержались.

После ухода Столпнера папа позвал нас. Он был очень огорчен. Он сказал нам, как это неблагородно и жестоко смеяться над чужими недостатками. Он сказал, что надо всегда быть добрым к людям и стараться помочь им, а не выискивать их недостатки. Он добавил, что ему очень грустно оттого, что мы сами этого не понимаем.

Он не требовал ни наших объяснений, ни извинений, ни обещаний на будущее. Просто он встал и вышел из комнаты. До сих пор помню, как мне было стыдно. Весь день я ничем не могла заняться и только и думала об этом разговоре и мечтала, чтобы что-нибудь случилось такое, чтобы я могла показать папе, что я не такая уж злая.

Дата публикации 20.11.2013 Автор статьи: Г. Л. Выгодская

Источник: https://materinstvo.ru/art/8525

Что нельзя делать родителям, если ребенок капризничает?

Ребенок появляется на свет с набором индивидуальных качеств и особенностей характера. Какими они будут, зависит от наследственности и природных свойств личности.

Уже в детстве родители могут наблюдать, что ребенок проявляет силу характера, или является застенчивым, любит общаться с окружающими, или трудно идет на контакт, обладает лидерскими способностями или больше склонен к тому, чтобы следовать за другими.

Наблюдая за тем, как растет и развивается малыш, взрослые сталкиваются с таким явлением, как капризы. Они случаются в любом возрасте — начиная с раннего и могут длиться в подростковом. Некоторые родители не придают их появлению особого значения, считая прихотью, отрицательным качеством личности и желают искоренить их проявление в ребенке.

Надо сказать, что иногда за поведением детей, расцениваемым как капризное, могут скрываться серьезные проблемы. Это неудовлетворенные потребности, психологические травмы, страхи, душевная боль.

Дети проявляют капризные эмоции, когда на самом деле переживают тревогу или не чувствуют себя в безопасности, потому что в силу возраста они еще не в состоянии четко и ясно интерпретировать свои чувства.

Понять, что скрывается за детскими капризами, можно родителям, если их отношения с детьми достаточно близки, взрослые наблюдают за всем, что происходит в жизни ребенка, незримо находятся рядом с ним, понимают, что он испытывает. Если такой близости нет, помочь понять, что происходит с ребенком, может специалист — детский психолог или педагог.

Читайте также:  Почему супругам нельзя быть крестными?

Реакция взрослых на любые проявления детей является очень важной и даже определяющей его дальнейшее поведение.

Если все время ругать ребенка за шалости и не замечать его, когда он поступает хорошо, то придет время и малыш начнет идентифицировать себя с хулиганом — ведь только нарушая правила, он получает большую дозу внимания.

Поэтому детей нужно не только ругать, но и хвалить и следить за собственными реакциями и мыслями в отношении подрастающего поколения.

В отношении капризов действует тот же самый принцип.

Когда дети капризничают, родители реагируют привычным для большинства образом — заставляют немедленно прекратить, пытаются отвлечь, кричат, стыдят или исполняют все прихоти, чтобы остановить нежелательное поведение.

Все эти подходы не являются верными с точки зрения детской психологии и не приносят желаемого результата. В этой статье речь пойдет о том, что нельзя делать родителям, когда дети ведут себя капризно.

Нельзя пугать ребенка

Почему нельзя смеяться над ребенком?

Капризы могут вызывать у взрослых чувство стыда, особенно, если они происходят в общественных местах. Тогда, чтобы заставить ребенка вести себя воспитанно и культурно, мать или отец могут говорить «если не перестанешь, я отдам тебя чужой тете (полиция заберет, собака покусает, бандиты украдут)». Такой подход во многих случаях работает — ребенок успокаивается. Однако, какой ценой?

Цена такого метода воспитания — жестокое понимание того, что родители могут допустить, что ребенка может кто-то забрать, украсть или причинить физическую боль. Детям, когда они это слышат и представляют, становится страшно. Они перестают ощущать себя в безопасности, а потребность ребенка чувствовать защиту является одной из самых важных.

Вследствие такого подхода он может получить психологическую травму — начать бояться незнакомых людей, животных, оставаться одному, переживать, что взрослые не смогут защитить его.

Родители должны знать, что причиной большинства стрессов и травм является детское воображение — ребенок рисует пугающие картины на основе неосторожно сказанных родителями слов, поэтому, борясь с капризами, следует отказаться от привычки пугать.

Нельзя бросать ребенка одного

Еще большую психологическую травму можно нанести ребенку, если в качестве наказания оставить его одного в доме, квартире или закрыть в комнате и уйти. Такие действия могут нанести непоправимый вред психике.

Во-первых, ребенок, который капризничает — может плакать, не знает, что хочет, ни с чем не соглашается, спорит, не уступает взрослым — он переполнен негативными чувствами и не может объективно оценивать ситуацию.

Он неспокоен, и если в этот момент его демонстративно бросить, то отрицательные чувства увеличатся в несколько раз, смешиваясь со страхом. Во-вторых, ребенок, который может быть оставлен, остро ощущает свою ненужность взрослому и когда понимает это, то испытывает боль.

Маленькие дети очень зависимы от взрослых и поэтому, когда те уходят, пытаясь наказать, они, по сути, лишаются условий для жизни и существования. Родителям стоит отказаться от подобных методов воздействия.

Не стоит запрещать детям испытывать чувства

Немедленно замолчать, прекратить плакать требуют родители, когда капризы детей переходят все границы, и они желают утихомирить их. Каприз не всегда является прихотью. Иногда он прикрывает неудовлетворенную потребность, вызвавшую сильные негативные чувства.

Если заставить ребенка подавить их, то это может вылиться в проблемы на психическом и поведенческом уровнях.

Например, если ребенку дома не давали проявить отрицательных чувств — запрещали грустить или гневаться — то, придя в школу, он «доберет» свое — его активность может быть неуправляемой, он будет нарушать правила и не слушать учителей.

Ребенку нужно позволять проявлять гнев или злость, часто принимаемые за капризы — взрослые должны научить детей делать это грамотно, без ущерба для них и окружающих людей. Этому может помочь спорт, техники расслабления, творческая деятельность. Часто доверительный разговор с близким человеком снимает все симптомы гнева и капризы.

Нельзя смеяться над детьми

Почему нельзя смеяться над ребенком?

Когда дети капризничают, а взрослые смеются над ними, стыдят, сравнивают или называют обидными словами, это негативным образом отражается на развитии личности — снижается самооценка, пропадает уверенность в себе, ребенок может начать считать себя смешным, глупым, плохим.

Взрослые должны понять, что происходит — почему поведение ребенка переменилось, он стал капризным, неуправляемым, непослушным? Если причиной является потребность, которая не удовлетворена, то чувства ребенка нужно отразить: «я вижу (понимаю, слышу) как тебе больно (грустно, обидно, страшно)», успокоить его и поддержать.

Родители не должны идти на поводу у капризов

Наряду со всем сказанным, родители не должны идти на поводу у детей, когда те капризничают — не стоит бросаться исполнять все их желания, лишь бы они прекратили плакать, кричать и топать ногами.

Позвольте ребенку проявить чувства — пусть гневается и злится. После того, как это случится, спокойно объясните ему правила поведения и свою позицию.

Дети должны понимать, что любой поступок, также как капризы и неподобающее поведение, имеют последствия и нести за это ответственность.

Источник: https://MedAboutMe.ru/mat-i-ditya/publikacii/stati/psikhologiya_detey/chto_nelzya_delat_roditelyam_esli_rebenok_kapriznichaet/

Почему младенцы смеются?

Почему нельзя смеяться над ребенком? Getty Images

Природа смеха занимает психологов уже давно. Известно, что Дарвин наблюдал за своим смеющимся сыном, а Фрейд объяснял смех чувством превосходства: мы, мол, смеемся над упавшим человеком потому, что радуемся — упал он, а не я.

Великий швейцарец Жан Пиаже, всю жизнь посвятивший исследованию детского разума, считал, что смех — окошко, через которое можно взглянуть на мир глазами ребенка.

Он утверждал, что любая вещь смешна, только если она, с одной стороны, достаточно неожиданна, а с другой — все же укладывается в нашу картину мира.

Так, всякий анекдот оперирует привычными нам элементами (Петька, Василий Иваныч, Вовочка — все герои анекдотов являются частью общего культурного кода), но при этом в сильной точке обманывает наше ожидание. А раз так, настаивал Пиаже, смех ребенка сообщает нам, что ему уже известно о мире, а что еще нет.

Однако исследования, которое бы подтвердило или опровергло теорию Пиаже, пришлось ждать 70 лет. В этом году когнитивный психолог из Биркбек-колледжа Лондонского университета Каспар Эддимен (Caspar Addyman) с помощью специально созданного сайта опросил более 1000 родителей, почему смеются их дети1.

Результаты исследования очень трогательны: дети в среднем впервые улыбаются в возрасте шести недель, а смеются — когда им исполняется три месяца (впрочем, некоторые начинают смеяться на полгода позже, так что если чадо пока не хохочет во все горло, повода для паники нет).

Чаще всего родители детей щекочут, однако наиболее верным способом рассмешить младенца оказалась игра «Где мама (или папа)?»

Почему нельзя смеяться над ребенком?

Почему это так важно? Потому что младенцы с самого начала смеются, когда общаются с людьми, смеются они над чужими действиями. Одного только физического переживания щекотки недостаточно — важно, кто щекочет (вот, кстати, ответ на вопрос, почему нельзя защекотать самого себя).

Также недостаточно того факта, что лицо взрослого исчезает за ладонями, а потом появляется снова. Важно, кто этот взрослый и что он совершает эти движения специально для ребенка.

Таким образом, еще до того, как младенец научится ходить или говорить, он уже обладает социальными навыками.

Что еще важнее, маленькие дети не склонны смеяться над чужими неприятностями. Они скорее рассмеются, упав сами, чем увидев упавшего взрослого. Более того, младенцы смеются, когда видят вокруг улыбающиеся и радостные лица, а не печальные и унылые. Так что теория Фрейда (которую он выстроил на основании разговоров со взрослыми в своей клинике), похоже, очень далека от истины.

Мальчики склонны смеяться чуть чаще девочек, но и те, и другие смеются в равной степени над взрослыми обоих полов, так что шутить сексистские шутки с детьми не получится. Каспара Эддимена удивляет, как мало внимания научный мир уделял тому, чем он сейчас занимается.

Отчасти, признает психолог, это объясняется тем, что очень трудно рассмешить ребенка в научных целях. Но важнее другое — детский смех никогда не воспринимался учеными как предмет, достойный изучения.

Каспар Эддимен продолжает собирать информацию и надеется вскоре сделать следующий шаг: понять, как смех влияет на развитие детского интеллекта.

1 Сайт проекта по исследованию детского смеха babylaughter.net

Источник: http://www.psychologies.ru/roditeli/children/pochemu-mladentsyi-smeyutsya/

Почему нельзя игнорировать детские страхи

– Как понять, что ребенок действительно чего-то боится?

– Если дети говорят, что они боятся какого-то предмета, события, – это их реальный страх, реальная эмоция, устоявшееся чувство, которое к ним приходит.

Дети не знают мир, и поэтому большинство каких-то новых событий, явлений, мест, людей, голосов, звуков они воспринимают, как страшные и непонятные. Все сильно зависит от ситуации в семье, личности родителей, как они на это реагируют.

Чем благополучнее обстановка в семье, чем психически устойчивее родители, чем больше они подсказывают ребенку, как страхи проживать, и объясняют, что с ними происходит, тем спокойнее ребенок реагирует.

У детей богатая фантазия – вымышленный внутренний мир, в котором много героев.

Им кажется, что в дереве живет эльф, под кроватью – бабайка, это все реально для них. У них еще нет опыта, чтобы факты внешнего мира отделять от своих внутренних образов. Именно поэтому дети дошкольного возраста могут демонстрировать так много страхов.

Даже персонажи, которые нам кажутся вымышленными, – часть их внутреннего мира, и дети их боятся на самом деле. Другое дело, порой за этими страхами может стоять другая мотивация, например, бывает, что ребенок говорит, что ему страшно оставаться одному в доме.

На самом деле он хочет получить любовь родителей и сигнализирует: побудьте со мной, мне одиноко одному, мне вас не хватает.

Бывает, дети боятся самого чувства страха. Однажды, сильно испугавшись, они боятся напугаться снова. Потому что у страха очень сильные физические проявления – начинает биться сердце, трясутся руки, выделяется адреналин. Это довольно неприятные ощущения. Это так называемый страх страха.

И большинство страхов у дошкольников шести лет сводится к боязни умереть или получить какую-то тяжелую физическую травму. Например, дети могут отказываться идти в сад, потому что там насекомое, якобы “оно может укусить, я попаду в больницу, меня не полечат, и я умру”.

Если у ребенка был опыт переживания потери какого-нибудь родственника, он уже может понимать, что жизнь окончена.

Почему нельзя смеяться над ребенком?Лена СМОЛЬЯНИНОВА

– Как отличить реальные страхи от воображаемых, когда нужно бить тревогу?

– На самом деле дети могут с одинаковой интенсивностью реагировать на свои и воображаемые, и реальные страхи. То есть воображаемые монстры, чудовища, события, которые с детьми никогда не случались и не случатся, так же сильно травмируют ребенка, как и реальные ситуации, которые уже происходили.

Например, ребенка укусила собака, и он теперь не может общаться с этими животными. Или обидел мальчишка из соседнего класса – он не хочет больше ходить в школу. Кошмары из фильмов или компьютерных игр, с которыми ребенок встречался, одинаково сильно разрушают психику, если они затягиваются на долгое время.

Как не надо разговаривать с детьми

Что могут сделать родители в этом случае – с уважением и серьезностью отнестись к тому, что с ребенком происходит. Говорить о страхе, не обесценивая его.

Когда ребенок приходит и говорит, что на него нападет чудовище из шкафа, – лучше расспросить подробнее, где он его раньше видел, выразить понимание, говорить с ребенком про его страх и что он имеет на него право, тогда ребенок почувствует себя в безопасности.

Этот страх надо изучить и научить справляться с ним. А дома среда должна быть максимально безопасной.

Помимо того что страхи бывают возрастные или полученные в результате травматической ситуации, бывают они приобретенными из семейной системы.

Если кому-то в семье свойственна повышенная опека ребенка, связанная с тревожностью, например, мама боится, что с ним что-то случится, что он простудится, если в целом считает, что мир вокруг небезопасный, и говорит об этом ребенку, транслируя свою тревогу, то, скорее всего, и ребенок будет тревожным.

Дети боятся… одиночества

– Уместно ли запугивать в воспитательных и прочих целях, например, “не ходи туда-то, тебя злой дядька украдет”?

– Нет, неуместно. Родителям стоит предупреждать об опасностях иногда очень жестко: в тех ситуациях, если может возникнуть угроза жизни ребенку, нужно быть очень категоричными и строгими, пояснять, что “такого делать нельзя”.

Читайте также:  Почему нельзя чтобы луна светила на спящего?

Ребенка надо предупреждать спокойно о рисках, знакомить с окружающим миром, в том числе с его опасной частью, можно читать сказки, где ребенок встречается с испытаниями и выходит победителем, можно читать сказки о смерти, чтобы эта тема для него не была табуированной. Это та адекватная часть формирования психики ребенка, которая родителям под силу и которая должна быть.

А вот запугивать его в воспитательных целях, манипулировать тем, что “если ты будешь плохим ребенком, я отдам тебя в детдом”, “если будешь гулять, где попало, тебя заберет тот дяденька”, “веди себя хорошо или доктор сделает тебе укол”, “если не будешь есть ужин – будешь стоять в подъезде”, – это такие фразы, которые на самом деле работают. Дети начинают по-настоящему бояться.

Но у таких фраз есть последствия.

Для ребенка это очень большая трагедия, когда самый безопасный человек, то есть мама, становится небезопасным объектом, источает угрозу. И это очень большой стресс.

Как следствие – у него возникает недоверие к матери, и в подростковом возрасте это может превратиться в настоящий бунт, а еще в устойчивые фобии во взрослом возрасте.

В результате этого недоверия ребенок учится манипулировать сам, сначала родителями.

Ребенок, с которым коммуникации были построены таким образом, через несколько лет может сказать: “Если вы не купите одежду, как у моей подруги, я уйду из дома”, запугивание станет двусторонним по мере того, как он будет взрослеть.

– Так чего боятся современные дети, есть ли фобии, присущие нашему времени?

– Для того чтобы это выявить, нам нужно проводить психологические исследования с детьми разного возраста, социального статуса, и тогда может быть виден какой-то срез. Я могу просто сказать, с чем приходят родители современных детей.

Дети очень боятся ситуации неуспеха – то есть получить плохую оценку.

Что у них что-то не получится, боятся начинать новое дело, потерпеть неудачу, это связано со страхом неодобрения, потерять лицо перед детским коллективом, расстроить родителей, например: “Если я расстрою маму, она уйдет или будет сильно ругать меня”. К чему ведет развод родителей?

Дети боятся одиночества, такое есть. Сейчас взрослым людям приходится много работать, дети предоставлены самим себе – они проводят время в школе, с репетиторами, во дворе, но порой случается, что ребенок остается наедине с планшетом или компьютерной игрой.

Из-за этого у него создается виртуальное “я”, которое проживает ту реальность игры, в которую он погружается.

И если ребенок не разговаривает с родителями о том, что происходит с ним, он может потерять связь с реальностью и начать бояться ситуаций, возникающих в игре.

Бояться, что какие-то персонажи появятся в реальной жизни, что ночью к нему придут, убьют или заберут их.

И, наверное, самый распространенный страх – быть лишенным гаджетов, что заберут компьютер или планшет, это тот способ наказания, которым родители часто пользуются.

АЛМАТЫ

Источник: https://www.caravan.kz/gazeta/pochemu-nelzya-ignorirovat-detskie-strakhi-426984/

Когда можно смеяться

Вот влипла так влипла! И главное, совершенно неожиданно, ничто вроде не предвещало.

Позвонила давняя знакомая, завуч школы. Школа вполне приличная, но не из самых престижных в городе, то есть ученики не кастрированы с детства родительским и учительским снобизмом и вполне в курсе, что за пределами МКАД и Лиги плюща существует настоящая жизнь.

Плачущим голосом знакомая стала излагать: в старшем классе возник вроде бы вполне тривиальный конфликт — мальчик словесно оскорбил девочку, другой мальчик вступился за ее честь и серьезно избил первого.

Поскольку правые-виноватые тут (из-за существенности избиения) оказались неоднозначными, решили в классе устроить «разбор полетов», вылившийся в неожиданно бурную дискуссию, в которой подростки и учителя основательно увязли.

В конце концов постановили пригласить для продолжения разговора третью, незаинтересованную сторону. Я очень подхожу на эту роль, потому что они меня как бы знают: в седьмом классе на литературе читали и изучали мой «Класс коррекции».

* * *

Здание школы старое и поэтому на лестнице и в коридорах немного пахло моим детством. Я вошла в класс вместе со своей знакомой и, не удержавшись, сказала: «Ого!»

Кроме школьников и нескольких учителей, в помещении висели два плаката. На одном было написано: «Я — не Шарли!», а на другом — сюрприз! сюрприз! — высказывание А. Невзорова, которое много недель висело на верхней строчке снобовского сайта: «Если человек не хочет, чтобы над его религией смеялись, он всегда может выбрать себе не такую смешную религию».

Первое: я всегда была уверена, что подростки «Сноб» не читают. Второе: о таком меня не предупреждали. Третье: завуча я понимаю — если бы она меня предупредила заранее, я бы точно к ним не пошла.

После плакатов я оглядела школьников. У них были довольно взрослые, оживленные лица и яркие глаза. Они явно приготовились к сражению. Со мной. Группа молодых павианчиков против старого и опытного. Хрестоматийно. «Сбросим Пушкина с парохода современности».

Я тоже слегка оживилась, почувствовав выброс адреналина — деваться-то все равно некуда. Но у молодых павианчиков были недоговорные очки форы: меня не предупредили о плакатах и вообще этой составляющей дела.

Я должна была эти очки отыграть, то есть сразу сбить их с уже готового настроя. Поэтому я сказала:

— «Сколько себя помню, я всегда хотел быть гангстером. Для меня быть им значило куда больше, чем президентом Соединенных Штатов».

Интересно, сколько из них смотрели и помнят «Славных парней»?

Судя по откликам на лицах, кто-то смотрел и узнал цитату. Но все равно — растеряны, потеряли единство. Что ж, фору я отыграла. Пора узнавать, что тут на самом деле происходит.

Было свободное время, рисовали на доске смешные картинки. В свободном творческом полете художественно неодаренные дети и подростки почти всегда рисуют животных — это архетипично. Кто-то нарисовал забавную толстую свинью — с пятаком, копытцами, поросячьим хвостиком.

Потом один из парней (не автор рисунка), глупо расшалившись, подписал под свиньей имя толстой одноклассницы: Фарида.

Уточню сразу: действительно очень упитанная (и вправду ассоциативно похожая на тот злополучный рисунок — мне показали снимок на коммуникаторе) Фарида из семьи, вполне индифферентно относящейся к религии.

Сама говорит, что «наверное, мусульманка», но очень неуверенно, и ссылается на то, что вроде как Аллах сказал, что мусульманами рождаются все без исключения. А вот вступившийся за ее честь юноша Али (не имеющий с Фаридой совершенно никаких романтических отношений) действительно мусульманин и видит в рисунке двойное оскорбление. «Толстая — ладно, но свинья!!!»

Добродушная Фарида не одобряет избиение одноклассника (так нельзя, его даже в больницу возили!), хотя ей, конечно, лестно (говорит, симпатично пунцовея), что за нее вступились.

Ее и раньше дразнили из-за большого веса, но скорее в младших классах.

Она вообще-то необидчивая, понимает, что дети всегда над кем-нибудь смеются, ей так и родители говорили: не обращай на глупых внимания, они и отстанут.

— А Шарли-то тут при чем? — спросила я, выяснив по возможности подробности происшествия. — Для красоты картинки? Митинг солидарности с народом Чили во втором классе советской школы?

Удивительно, но встал тот, кого избили (синяки еще видны), по имени Артем.

— Скажите, надо всем ли можно смеяться? Есть ли вообще запретные для смеха темы? Ну, например, самое ужасное, что вообще есть — смерть. Можно над ней смеяться или нельзя?

— Во всех культурах и во все времена только и делают, что смеются, — сказала я. — Но смеяться на похоронах конкретного человека вроде как нехорошо, не по отношению к нему, конечно, ему-то уже все равно, но ведь есть его близкие, те, кто прямо сейчас страдают…

— Нельзя смеяться над страданием близких покойного? — тут же поймал мяч Артем. — А если кому-то близкий, ближе усопшей тети, — Христос, которого распяли? Можно над этим смеяться?

— А у древних славян вообще-то было принято на поминках пировать и веселиться, — сказала девочка в очках. — И у древних греков.

Дальше заговорили еще несколько человек разом, видно было, что тема обсуждалась в кулуарах неоднократно, с подробностями и с разных сторон.

— Стоп! — сказала я. — Вроде поняла. Кто считает, что нет, вообще нет никаких запретных тем для смеха? Кто — Шарли?

— Я, я, я — Шарли! — потянулись руки. По моим прикидкам — приблизительно половина. Смешно: по моему призыву вместе со школьниками руки подняли двое из пяти присутствовавших учителей. Интересно, поднимут ли сейчас руки оставшиеся трое?

  • — Кто считает, что запретные для смеха темы есть?
  • Ожидаемая вторая половина.
  • — Кто не знает, не определился?
  • Четверо учеников и двое учителей.
  • Мальчик, который сидит за одной партой с Али:

— Я думаю, тут лицемерие какое-то. Ведь либо да, либо нет. Если нет ничего запретного, святого, значит можно смеяться не только над смертью, но и над убогими, слабыми, над болезнью, над старостью, над толстыми, в конце концов…

— «Ес-ли Бо-га нет, то… — по слогам скандирую я, призывно размахивая рукой.

— Все поз-во-ле-но!» — послушно отзываются хорошисты класса вместе с учителями.

— Мы не можем, не имеем права смеяться, издеваться над фактом, что человек толстый, над лишним весом вообще, но можем над тем, что он верит в Христа или в Аллаха, над его верой? — вторит красивая девочка с косой.

— Человек обычно не выбирает: быть больным или толстым, — замечаю я.

— Можно меньше жрать и заниматься спортом! — кричит кто-то с задней парты.

— Можно выбрать себе не такую смешную религию! — то ли оппонирует, то ли вторит сказанному держатель плаката.

На задней парте встает худой мальчик с умным и тонким лицом:

— А вы уверены, что дети, родившиеся в семье без образования и работы, получившие в десятилетнем возрасте в подарок автомат Калашникова, действительно сами выбирают, как им жить и во что верить в семнадцать? Больше, чем те, кто толстый?

Я бывала на палестинских землях, я была в Дагестане и в нетуристических местах Египта, я видела то, что видела.

— Я не знаю, — честно отвечаю я. — Но давай все же попробуем рассмотреть вот эту гипотезу личной ответственности всех. И толстых, и с подаренным автоматом. Смеяться можно над всем. Нет запретов. О’кей.

Но каждый выбирает сам, смеяться ему или нет на похоронах, в церкви, в мечети, над толстяками, над смешной походкой ребенка ДЦПшника, над чужой, смешной с его точки зрения верой, забавными национальными особенностями и т. д.

В условиях отсутствия общественного запрета я принимаю личное решение.

— Не так, — говорит девочка в очках. — На некоторое есть общественный запрет, везде на разное. Но где-то он всем известен. А где-то то и дело делают вид, что его вообще нет. А на деле он есть. Для чего-то. А для чего-то, не менее для людей важного, нет. Лицемерие.

— Да! — вскакивает Али, глядя на девочку горящим взором. — Да, все правильно ты сказала!

— Для личной ответственности нужна развитая личность, — замечает одна из учительниц. — А где же ее взять?

— В условиях отсутствия развитых личностей нужны законы, — говорит вторая учительница.

— «В условиях поголовной неграмотности населения главным из искусств для нас является кино», — говорю я.

— Хорошо, личная ответственность, — спокойно продолжает худой мальчик, который так и не садился. — Кто-то сделал свой  выбор, и этот выбор — смеяться на похоронах или в церкви над распятием. Бога нет, и все позволено. Нет и общественного запрета.

Как поступить родственникам покойного? Включает ли ваша личная ответственность готовность за свой выбор получить по шее? Или правильное общество одновременно предоставляет своим членам и 1) свободу смеяться над чужими страданиями и святынями, и 2) защиту от действенного возмущения осмеянных? Согласитесь, что никакого совсем уж адекватного ответа типа «И вы нарисуйте карикатуру!» в случае с похоронами придумать невозможно…

Читайте также:  Почему при повышенном пролактине нельзя забеременеть?

— Да! Да! — опять кричит темпераментный Али. Видимо, с вербальным выражением эмоций у него туго и он очень радуется, что одноклассникам удается так удачно выражать его мысли и ощущения.

— Законы едины для всех. Если ты убил, закону в общем-то все равно, почему ты это сделал. Убийство есть убийство.

— Нет! — говорит девочка с косой и приводит пример: — «Развод по-итальянски» — там все начинается с того, что суд оправдал женщину-убийцу.

Они хорошо подготовились.

— Давайте рассмотрим ситуацию от противного, — предлагаю я. — Допустим, смеяться можно не над всем. Есть что-то, общественно к осмеянию запрещенное. Кто будет составлять список? Сегодня, в нашей стране?

Звучат разные, в меру смешные и даже дикие предложения. Одна из учительниц предлагает поручить это лично президенту.

Опять встает мальчик с последней парты, ждет иссякания фонтанов, а потом негромко говорит:

— А это все равно. Лучше всего включить в список вообще все, что придет в голову. Можно референдум провести. Но наказание обязательно маленькое и смешное. Тогда будет личная ответственность плюс вот это, общественное: посмеялся — сам смешным дураком выйдешь. Может, сработает? Нам ведь главное, чтобы убивать не бежали.

— Слышишь, Али? — спрашивает девочка, сидящая за одной партой с Артемом.

— Не понял. Что ж, по-вашему, Фариде надо было на Темку в суд, что ли, подать?

— Есть незаконодательные общественные договоры, — говорю я. — В рамках морали, этики. Убийства и все такое — да, но всякую мелочь, которая тем не менее может жизнь человека определить (посмеялись над ним, а он взял и заболел смертельно или с крыши прыгнул), ее же никак не учтешь.

— У обоих выбор, — сказал молчавший до сих пор юноша у окна. — И ответственность. И у того, кто смеется, и у того, над кем. Оба решают.

— И у наблюдателей? — спросила девочка с косой, кивнув на Али.

— А у Фариды какой тут выбор был? Она ж и слова сказать не успела…— заметила еще одна школьница.

— А давайте вы, мальчики, помиритесь, а я на диету сяду? — тут же осторожно предложила Фарида. — Это и будет всехняя личная ответственность, Екатерина Вадимовна, правильно я поняла?

Все облегченно засмеялись.

* * *

Разошлись. Учителя поблагодарили, сказали, что разговор вроде бы состоялся. Но у меня, если честно, после этой встречи осталось больше вопросов, чем ответов. Ясно только одно: наши дети видят противоречия того мира, который мы собираемся оставить им в наследство, и хотят в них разобраться. А что вы обо всем этом думаете? (Ребята и учителя все прочтут, комментарии у меня в блоге открыты.)

Источник: https://snob.ru/go-to-comment/779219

Научите ребенка смеяться

«Много ли шутят в вашей семье?» — этот вопрос я часто задаю и взрослым, и детям. И вот что интересно. Родители обычно отвечают утвердительно, а вот от детей чаще приходится слышать, что… никто не шутит. Ну, в крайнем случае, гости. Преобладающее мамино настроение называлось «грустным», «серьезным», даже — сердитым. И почти никогда — «веселым».

А чего нам веселиться?

ДЕЙСТВИТЕЛЬНО, с какой стати, если в жизни одни сплошные проблемы… Особенно часто слышишь такие возражения от родителей болезненного ребенка или ребенка с тяжелым характером.

Но, встав на такую позицию, семья загоняет себя в замкнутый круг, ведь мрачность и уныние только усугубляют ситуацию.

У унылого человека нет сил ни на что. В том числе и на борьбу со злом. Поэтому в унылой, мрачной атмосфере пышным цветом расцветают гнев и зависть, ревность, обиды и многое-многое другое.

А ведь дети самой природой созданы для радости! Их ничего не стоит рассмешить. Ведь даже законченные маленькие меланхолики, попадая в компанию, где царит доброжелательное веселье, на глазах расцветали и становились гораздо общительней и открытей.

Смеясь, детям гораздо легче расстаться и со своими обидами, и со страхами, и с капризами. Смех защищает человека, делает его сильнее и неуязвимее.

Особенно это важно сейчас, когда так возросли детские неврозы, а значит, наши малыши особенно нуждаются в психологической поддержке.

«Фыфки» для детей и взрослых

У ВЗРОСЛЫХ и у детей разные представления о смешном. Из-за чего порой и происходят недоразумения.

Над чем обычно смеются дети, когда смотрят мультфильмы? Персонаж мультика упал в лужу, сел мимо стула, врезался в фонарный столб и расплющился в лепешку…

Взрослые досадливо морщатся, слыша детский смех в этих, по сути, малоприятных моментах. Некоторые мамы даже упрекают свое чадо в жестокости.

Но в действительности это проявление не жестокости, а неразвитости чувства юмора. Детей смешит неожиданность ситуаций. Сострадать же другим они еще не научились. Поэтому задача взрослых — научить детей отграничивать просто смешное от смешного с привкусом садизма.

В сущности, мы, взрослые, смеемся над такими же недоразумениями, только они облечены в более сложную форму.

Скажем, мы не будем смеяться над тем, как два героя пятятся по сцене, якобы не замечая один другого, и, в конце концов, сталкиваются спинами.

Но киносюжет, когда герой, попав по ошибке в чужую квартиру, укладывается в чужую постель, где его обнаруживает хозяйка, вот уже много лет подряд вызывает смех и у нас.

При чтении книжек дети тоже частенько пропускают мимо ушей пассажи, которые вызывают улыбку у взрослых. Зато покатываются со смеху, когда литературный герой допускает в речи оговорки или неправильно произносит какие-либо слова. Да неужели вас самих в детстве не смешили «фыфки» и «хыхки» из рассказа В. Драгунского?

Но задумаемся, что собой представляет «игра слов», на которой построено множество смешных каламбуров, литературных эпиграмм, анекдотов и проч. Что это, как не те же «фыфки», только для взрослых?!

Вообще чувство юмора формируется у детей довольно поздно. И его, как и многое другое (например, эстетический вкус или грамотность), нужно развивать. Вы, наверное, обращали внимание на то, что так называемые детские анекдоты обычно кажутся взрослым глупыми. И наоборот, наши шутки зачастую вызывают у детей недоумение.

Это обусловлено и различиями жизненного опыта, и возрастными особенностями, от которых во многом зависят наше мышление и эмоции. Отчасти поэтому родителям и детям не очень легко бывает найти общую почву для шуток.

Но искать необходимо, иначе общение выродится в нудные нотации, от которых ребенок будет мысленно отгораживаться.

Культура комиксов

РАЗВИТИЕ чувства юмора во многом зависит от уровня культуры в обществе. Если в нем верхом остроумия считаются комиксы и примитивные сценки, когда за кадром в нужных местах звучит дружный смех, то ребенок может и не продвинуться дальше первой ступеньки. И, повзрослев, будет заливисто смеяться, глядя, как оператор прокручивает назад кино- или видеопленку и люди на экране пятятся задом.

Помнится, путешествуя по Германии, мы с моей коллегой впервые столкнулись с такой реакцией взрослых людей с научными степенями и высоким социальным статусом. Поначалу это нас ошарашило и даже шокировало. Но потом, увидев, что так по-детски реагируют на перемотку пленки не только немцы, но и многие другие граждане «цивилизованного мира», мы привыкли и больше не удивлялись.

А собственно, чему тут удивляться, если в Европе и Америке уже несколько поколений вырастает на комиксах? Есть серии, которые издаются без перерыва на протяжении 80 лет! В последние годы наши дети зачастую воспитываются на тех же западных мультфильмах, фильмах, телепередачах, что и их западные сверстники. И в плане развития чувства юмора они подотстали по сравнению со школьниками 80-х. Но пока, по-моему, мы еще не догнали «цивилизованный мир».

Очень пагубно сказывается на детях и увлечение «черным» юмором, который теснейшим образом связан с «культурой комиксов».

Сейчас, к сожалению, иные первоклашки легче и охотнее заучивают что-нибудь типа «Девочка в поле нашла пулемет, больше в деревне никто не живет», чем стихи Пушкина или Барто.

А родители поощряют это увлечение, покупая детям соответствующие сборники анекдотов и прочую «методическую литературу».

«Черный» юмор — особенно санкционированный авторитетными взрослыми: родителями и учителями — размывает границы добра и зла. Смех имеет свойство заглушать страх. Да, в каких-то случаях это бывает полезно. Но далеко не всегда.

Если садизм, хулиганство, издевательства перестают казаться страшными и даже приобретают ореол привлекательности, можно с уверенностью сказать, что смех сослужил нам плохую службу.

А именно это происходит, когда ребенок напитывается «черным» юмором.

Смех сквозь слезы

ПОРОЙ взрослые общаются с ребенком исключительно в юмористическом, ироническом ключе. Причем ирония вовсе необязательно бывает обидной для ребенка. Просто в кругу, в котором вращаются эти люди, принято над всем подтрунивать.

И вот малыш, который, естественно, копирует поведение папы и мамы, с пеленок привыкает к тому, что ни о чем на свете не стоит говорить всерьез. Но тонкая ирония почти никому из детей недоступна просто в силу их возраста. Поэтому она вырождается у них в демонстративность, ерничанье, а порой и в откровенную дурашливость.

В результате у ребенка куча проблем в школе, он превращается в шута, на которого все показывают пальцем.

А родители, не понимая, что они сами все это спровоцировали, разводят руками: дескать, в кого он у нас такой? «Достучаться» до вечно ерничающего человека бывает чрезвычайно трудно, ибо приходится ломать стереотипы, усвоенные чуть ли не с пеленок и потому накрепко впечатавшиеся в подсознание.

Когда все не всерьез, человека ничто не может пронять. У него нет глубоких чувств, он отгораживается от переживаний — как от чужих, так и от своих.

Совсем отгородиться ему, конечно, не удается — он же все-таки человек, а не кукла Петрушки, и запертые внутри эмоции начинают бурлить. А поскольку они как следует не осмыслены, не отрефлексированы, в душе поселяется хаос.

Человек перестает понимать сам себя, невротизируется и от страха ерничает еще больше.

Если ребенок не понимает шуток

НЕ НАДО приучать ребенка смеяться над собой. Лучше побольше фиксируйтесь на достоинствах и хороших поступках детей, повышая их самооценку, вселяя в них уверенность. И когда дети психологически укрепятся, они сами дозреют до того, чтобы посмеяться над своими промахами.

Скорее всего, поначалу это будет что-то несущественное, какой-то пустяк, но не следует торопить события. Положитесь на детское чутье. Ребята лучше вас знают, где у них «больные мозоли», и если не хотят, чтобы на них наступали, значит, время еще не пришло.

Скажем, ребенок страшно застенчив и при встрече с чужими совершенно теряется. Ну, какой смысл над этим смеяться? Малыш и так переживает из-за своей робости, а вы еще подливаете масла в огонь.

Вы лучше помогите ему избавиться от застенчивости (естественно, не шутками, которые он справедливо воспринимает как издевательство!). А потом, когда ребенок станет общительней, можно будет и подтрунить над его былым недостатком.

Но опять же не просто так, «из любви к искусству», а возвышая ребенка в собственных глазах. Подчеркивайте важность того, что он смог себя преодолеть. Не уставайте повторять, что это удается далеко не каждому.

Ни в коем случае не следует подтрунивать над внешностью детей. Неудачная шутка может запасть человеку в душу и ранить его навсегда.

Крайне осторожно следует обращаться с курносым носом, обилием веснушек или оттопыренными ушами, чтобы не породить у ребенка трудноискоренимые комплексы. Физические недостатки устранить сложно, часто невозможно, и смеяться над ними — самая настоящая подлость. Строго следите за тем, чтобы в вашей семье никто не позволял себе потешаться над внешностью друг друга.

Тем более что дети, над которыми смеются дома, не преминут отыграться на ком-нибудь, кого они считают более слабым. Например, на младшем брате или на девочке-заике из детсадовской группы.

Чтобы научить ребенка понимать шутки, пробудить у него чувство юмора, вовсе не обязательно штудировать сборники анекдотов. Вполне достаточно обычных детских мультфильмов и юмористической классики для детей: рассказов Носова, Драгунского, повестей Линдгрен и т. п.

Источник: http://www.woman.ru/kids/medley5/article/43070/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector