Стэнфорский тюремный эксперимент

В 60-х и 70-х годах прошлого столетия было проведено множество интересных психологических экспериментов. Результаты некоторых из них были настолько шокирующими, что заставили взглянуть на общество с новой стороны…

В 1971 году американский психолог Филип Зимбардо разработал и провел в Стэнфордском знаменитый тюремный эксперимент. Исследователя интересовало, как условия ограничения свободы влияют на достоинство и индивидуальность человека.

Добровольцы играли роли охранников и заключенных, и жили в условной тюрьме, устроенной в подвале факультета психологии.

Участников набрали по объявлению в газете, и им предлагались 15 долларов в день за две недели участия в «симуляции тюрьмы». Из 70 выбрали 24, которых сочли наиболее здоровыми и психологически устойчивыми.

Группу, состоящую из двадцати четырёх молодых мужчин, поделили случайным образом на «заключённых» и «охранников», между которыми не было никакой объективной разницы в физических данных.

Зимбардо создал для участников эксперимента такие условия, которые должны были способствовать дезориентации, потере чувства реальности и своей самоидентификации.

Лаборант-старшекурсник был назначен «надзирателем», а сам Зимбардо — управляющим.

Охранникам выдали деревянные дубинки и униформы цвета хаки военного образца и дали зеркальные солнечные очки, за которыми не было видно глаз. В отличие от заключённых, они должны были работать по сменам и возвращаться домой в выходные, хотя впоследствии многие участвовали в неоплаченных сверхурочных дежурствах.

Заключенных одели в плохо подобранные миткалевые халаты без нижнего белья и резиновые шлёпанцы. Зимбардо утверждал, что такая одежда заставляет принять «непривычную осанку тела» и испытывать постоянный дискомфорт. «Заключённых»  называли только по номерам, которые были пришиты на их униформы,вместо имён.И заставляли носить туго сидящие колготки на голову, чтобы изобразить бритые головы.  А маленькая цепочка на  лодыжках  постоянно напоминала о заключении и угнетённости.

«Охранникам» же не дали никаких указаний, кроме недопустимости какого-либо физического насилия. Им обязанность состояла только в том, чтобы совершать обход тюрьмы, который они могли совершать так, как захотят.

Но «охранникам» ставилась задача создать у заключенных чувство тоски, чувство страха, бессилия, ощущение произвола и полное отсутствие личного пространства.

К чему же привела ситуация, когда у одних людей была вся власть, а у других никакой?

Вопреки ожиданиям, заключенные и охранники быстро приспособились к своим ролям.

После сравнительно спокойного первого дня на второй день вспыхнул бунт. Охранники добровольно вышли на сверхурочную работу и без руководства со стороны исследователей подавляли мятеж, при этом нападали на заключенных с огнетушителями.

После этого инцидента охранники пытались разделять заключённых и стравливать их друг с другом, выбрав «хороший» и «плохой» корпусы, и заставляли заключённых думать, что в их рядах есть «информаторы». Эти меры возымели значительный эффект, и в дальнейшем возмущений крупного масштаба не происходило.

Согласно консультантам Зимбардо, бывшими заключёнными, эта тактика была подобна используемой в настоящих американских тюрьмах.

Тюрьма быстро стала грязной и мрачной. Право помыться стало привилегией, в которой могли отказать и часто отказывали. Некоторых заключённых заставляли чистить туалеты голыми руками. Из «плохой» камеры убрали матрасы, и заключённым пришлось спать на непокрытом бетонном полу. В наказание часто отказывали в еде.

Охраники самостоятельно проводили часовые испытания, в ходе которых охранники изводили заключённых и подвергали физическим наказаниям, в частности заставляли подолгу совершать физические упражнения.

В ходе эксперимента несколько охранников все больше и больше превращались в садистов — особенно ночью, когда им казалось, что видеокамеры выключены. Экспериментаторы утверждали, что примерно каждый третий охранник показывает настоящие садистские наклонности. Многие охранники расстроились, когда эксперимент был прерван раньше времени.

Не только охранники проявляли жестокость, даже сам Зимбардо говорил о своей растущей погруженности в эксперимент, которым он руководил и в котором активно участвовал.

Зимбардо решил прекратить эксперимент раньше времени, когда аспирантка Кристина Маслак выразила протест против устрашающих условий тюрьмы, куда она пришла, чтобы провести беседы.

Зимбардо упоминает, что из всех пятидесяти свидетелей эксперимента только она поставила вопрос о его этичности. Хотя эксперимент был рассчитан на две недели, через шесть дней он был прекращён.

Выводы

Результаты эксперимента были использованы для того, чтобы продемонстрировать восприимчивость и покорность людей, когда присутствует оправдывающая их поступки идеология, поддержанная обществом и государством.

Мало кто способен противостоять правилам игры которые диктует окружающая среда и более влиятельные личности. В чем-то это хорошо, потому что способствует стабильности и порядку в обществе. Но, с другой стороны, когда «сверху» диктуется жестокость, у большинства она тоже не вызывает протеста, и это печально…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: