Оптимизм и пессимизм — часть 1

Оптимисты отличаются  от пессимистов тем, что первые убеждены, что смерти нет, а вторые – что и жизни не было.

Оптимизм  и пессимизм — это два настолько распространенных понятия, что едва ли найдется человек который о них не слышал. Однако в представлении большинства они представляют из себя две крайности, как яркий свет и кромешная тьма. На самом деле все гораздо сложнее и интереснее, давайте разберемся в этих двух способах смотреть на мир.

Начнем с вопроса, который давно интересует многих психологов: почему столько выдающихся умов проповедовали чисто пессимистическое мировоззрение?

В знаменитой книге Екклесиаста, которую приписывают царю Соломону, жившему в X веке до н.э., говорится что «все суета сует и всяческая суета». В ней же автор пишет что «возненавидел жизнь, потому что противны стали мне дела, которые делаются под солнцем, ибо все суета и томление духа».

Но степени учения пессимизм достиг позже, благодаря Будде по мнению которого жизнь – это сплошное страдание. «Рождение – страдание, старость – страдание, смерть – страдание, связь без любви – страдание, разлука с любимым – страдание, неудовлетворенное желание – страдание».

Именно пессимизм Будды стал источником большинства современных пессимистических теорий. Поначалу он распространился в Индии, а затем перекочевал в Европу. За три века до рождества Христова одним из самых рьяных проповедников пессимизма в Европе был философ Гегесий Киренский .

Он не только  проповедовал, что надежда влечет за собой разочарования, а сумма  страданий превышает сумму наслаждений, но и утверждал, что поскольку жизнь и смерть стоят друг друга, предпочтительно покончить жизнь самоубийством. У него появилось столько последователей, что царь Птоломей, испугавшийся, чтобы отвращение к жизни не стало заразительным,  закрыл школу Гегесия, а самого его изгнал.

Особенно широко пессимизм стал проповедоваться в новейшие времена. Помимо философов (Артур Шопенгауэр, Эдуард фон Гартман) пессимистическое мировоззрение было подхвачено поэтами. Г. Гейне, Дж. Г. Байрон, Д. Леопарди, А. Пушкин и М. Лермонтов, имея большое влияние на читателей, помогали укоренять пессимистическое мировоззрении, которое объясняло жизнь как череду страданий.


Джордж Гордон Байрон (1788 — 1824)

Очень большой вклад в изучение оптимизма и пессимизма внес выдающийся русский ученый И.И. Мечников (1845 — 1916), который в 1909 году выпустил книгу «Этюды оптимизма».

«Три главные жалобы, — на жизненную неправду, на болезни и на смерть — часто сливаются в одну… «Судьбу» представляют себе в виде злобного существа, несправедливо посылающего людям всякие бедствия. К пессимистическому мировоззрению приходят путем сложной психологической работы, в которой есть и чувства, и размышления. Вот почему так трудно удовлетворительно анализировать её и почему в прежние времена ограничивались общим и очень туманным определением механизма, приводящего к пессимизму» — писал Мечников.

Ученый попытался понять, какие факторы могут привести к подобным состояниям. Первая, казалось бы самая очевидная мысль, это связь оптимизма и здоровья: «Здоровые дети и животные вообще веселы и обнаруживают самое оптимистическое настроение. Но как только они заболевают, то становятся грустными и впадают в меланхолию — до выздоровления. Отсюда можно бы заключить, что оптимистическое миросозерцание связано с нормальным здоровьем, в то время как пессимизм зависит от какой-нибудь физической или душевной болезни.

Пессимизм у Байрона приписывали его хромоте, а у Леопарди — чахотке. Оба эти представителя пессимизма XIX века умерли молодыми. Но, с другой стороны, Будда, Шопенгауэр и Гартман жили долго. Болезни их в молодости, следовательно, не были очень опасны, а между тем они проповедовали самые мрачные теории насчет человеческого существования.

Поэтому, считает Мечников, несмотря на частичную справедливость рассуждений о болезнях как причинах пессимизма, легко убедиться в том, что задача гораздо сложнее, чем это кажется с первого взгляда. К примеру, слепые часто обладают ровным, хорошим настроением, хронические больные могут отличаться оптимистическим мировоззрением и вдохновлять других своей стойкостью. А молодые люди, полные сил и здоровья, наоборот становятся меланхоликами и предаются крайнему пессимизму.

Этот странный контраст был отлично обрисован в романе Эмиля Золя «Радость жизни», где старый подагрик, несмотря на страшные страдания от острых приступов болезни, сохраняет отличное настроение духа; рядом же с ним его здоровый и молодой сын высказывает самые пессимистическое воззрения.

Мечников считал, что даже психологические эксперименты не всегда отражают действительность. «Вот, например, человек, который в течение одного дня ощутил девять тяжелых впечатлений и только лишь одно приятное. По оценке экспериментаторов-психологов, этого достаточно, чтобы стать пессимистом. А между тем это вовсе неверно, потому что девять тяжелых впечатлений могли быть гораздо слабее одного радостного. Они могли быть вызваны мелкими оскорблениями самолюбия, преходящими, но несерьезными болями, незначительными денежными потерями, между тем как радостное впечатление могло быть вызвано любовным посланием. Итог десяти впечатлений, следовательно, был бы всё же счастливым и должен был бы вызвать самое оптимистическое настроение».

Итак, получается что здоровье и внешние события хоть и значительно влияют на наше мировоззрение, тем не менее не являются основной причиной пессимизма или оптимизма. Что же тогда может быть их источником?

Мечников в своих исследованиях констатирует факты , но на вопрос о природе пессимизма и оптимизма не отвечает. И, что странно, психологических исследований этих явлений до второй половины XX столетия практически не было. А ведь они очень актуальны, поскольку тесно связаны с мотивацией , настойчивостью, стрессом и депрессией.

Лишь сравнительно недавно ученые всерьез занялись этой темой, и их открытия проливают свет на многие аспекты нашей жизни…

…Продолжение статьи читайте во второй части

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: